Президент с автоматом – символ проигранного образа будущего


Президент с автоматом – символ проигранного образа будущего

В свое время Александр Лукашенко был восхищен героизмом президента Чили Сальвадора Альенде, который в условиях государственного переворота не покинул свой пост, принял бой и погиб в своем кабинете с оружием в руках. Но нужно понимать, что если глава государства сам лично берется за оружие, то это означает его проигрыш по всем другим приоритетам государственного управления

👁383

В воскресенье 23 августа 2020 года Александр Лукашенко прилетел в Минск на вертолете в свою президентскую резиденцию в военной форме и с автоматом в руках. Его сопровождал вооруженный и облаченный в каску и бронежилет сын.

Противники президента сочли такое поведение Лукашенко чрезмерным: оппозиция не собиралась устраивать нападения на правительственные объекты. Впрочем, по другим данным, штурм президентского дворца все же готовился.

Президент Беларуси прибыл в Минск, когда там проходил «Марш новой Беларуси» – очередное оппозиционное шествие, численность которого МВД оценило в 20 тысяч человек, а неофициальные источники – в 150 тысяч человек.

Часть толпы при этом приблизилась к Дворцу Независимости – резиденции президента Александра Лукашенко. Подход к зданию был перекрыт спецтехникой и водометами, а также бронеавтомобилями. Между ними были выставлены раскладные решетки в два человеческих роста, стоял и строй ОМОНа со щитами. В защите здания также участвовали и военные.

В связи с этой ситуацией генерал-майор внутренней службы МВД в отставке Владимир Ворожцов напомнил ситуацию, когда главе государства понадобился автомат:

«Насколько я понимаю, Александр Григорьевич в свое время был восхищен героизмом президента Чили Сальвадора Альенде, который в условиях государственного переворота не покинул свой пост, принял бой и погиб в своем кабинете с оружием в руках. Тогда у экс-главы государства был автомат Калашникова».

Но с исторической точки зрения тогда президент Чили проиграл страну, которую далее почти двадцать лет возглавлял диктатор генерал Аугусто Пиночет.

В период президентства Пиночета произошло воссоздание в Чили свободной рыночной экономики, интегрированной в мировую экономику, и сильное присутствие частного сектора. Это изменение в экономической модели привело к быстрому макроэкономическому росту, который превратил Чили в одну из стран с высоким уровнем человеческого развития в Латинской Америке.

А благие намерения Сальвадора Альенде построить социалистическое общество в Чили завершились военным переворотом 11 сентября 1973 года.

Этому предшествовало финансово-экономическая блокада страны со стороны США.

В октябре 72-го, когда дефицит продуктов питания заставил правительство ввести систему прямого распределения пищи, частные торговцы и водители грузовиков объявили забастовку, которая финансировалась из фондов ЦРУ. В ответ, Сальвадор Альенде ввел военное положение в 21 из 25 провинций страны.

Но все это завершилось военным переворотом, так как военные решили прекратить в стране социалистические эксперименты.

Альденде героически погиб, но этому предшествовало то, что возглавляемое им движение «Народное единство» проиграло борьбу с политическими оппонентами на всех других приоритетах государственного управления:

- мировоззренческом, так как обществу не был предъявлен образ будущего, учитывающий реалии сосуществования страны во взаимодействии с другими государствами;

- историко-хронологическом, так как социалисты не сумели использовать исторический опыт своей страны, стран Латинской Америки (Кубы, например), стран социалистического лагеря для идейного объединения чилийцев (прежде всего опыт сталинских преобразований в СССР);

- информационно-фактологическом, ведь в информационном противоборстве, в интерпретации фактов американцы полностью переиграли чилийских социалистов;

- экономическом, так как за очень короткий срок экономическое положение страны было доведено отчаянного состояния;

- демографическом, так как широкие слои населения были доведены до состояния, когда каждый человек вынужден был думать о своем физическом выживании, а не о планировании своей судьбы и будущего своих детей и близких;

- и, наконец, военном, потому что военные полностью потеряли веру в своего президента и его правительство.

Поэтому автомат в руках президента страны – это символ проигранного образа будущего: если глава государства сам лично берется за оружие, то это означает, что он уже проиграл на всех других уровнях и приоритетах государственного управления.

Поэтому не стоило бы Александру Лукашенко идти по пути, который привел к гибели Сальвадора Альенде.