Сегодня никто не защищен от трасплантологии


Сегодня никто не защищен от трасплантологии

Сегодня кроме, может быть, от очень высокопоставленных людей никто не может быть уверен в том, что его органы после смерти не попадут в руки трансплантологов. Даже сами трансплантологи не могут быть уверены в том, что это не случится с их родными и близкими и даже с ними самими.

👁354

Сегодня кроме, может быть, от очень высокопоставленных людей никто не может быть уверен в том, что его органы после смерти не попадут в руки трансплантологов. Даже сами трансплантологи не могут быть уверены в том, что это не случится с их родными и близкими и даже с ними самими.

Конечно, в России действует Закон от 22 декабря 1992 г. N 4180-I "О трансплантации органов и (или) тканей человека". Этим Законом определено, что трансплантация может быть применена только в случае, если другие медицинские средства не могут гарантировать сохранения жизни больного (реципиента) либо восстановления его здоровья. Изъятие органов у живого донора допустимо только в случае, если его здоровью по заключению консилиума врачей-специалистов не будет причинен значительный вред. Трансплантация допускается исключительно с согласия живого донора. Закрепляется презумпция согласия на изъятие органов и (или) тканей у трупа. Изъятие не допускается, если известно о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие органов.

В этом тексте ключевыми являются слова «презумция согласия» и «если известно».

Однако зачастую больной поступает в больницу в таком состоянии, когда он не в состоянии выразить свое мнение об использовании его органов после смерти. Но даже если пациент находится в сознании и ясном уме, то разве он будет думать о том, что случится с его телом после смерти?

По существующему законодательству врачи не имеют права спрашивать мнение больного на этот счет. Но им знать мнение больного, вообще говоря, и не нужно, поскольку Законом установлена презумция согласия на изъятие органов после смерти. Это означает, что можно изымать органы у любого трупа за исключением случаев, когда известно, что при жизни этот человек заявил о своем несогласии на осуществление этой посмертной процедуры.

Но дело то в том, что в России отсутствует система информирования всех медицинских учреждений страны о волеизъявлении граждан по вопросу изъятия его органов после смерти. Соответственно отсутствует обязанность медицинских учреждении в подтверждении факта отсутствия подобного волеизъявления умершего лица.

Поэтому всегда медики могут сказать о том, что они ничего не знали о несогласии умершего на изъятие его органов после смерти.

Самое ужасное в том, что Закон таким образом защищает интересы трансплантологов и различных деятелей от трансплантологии - сферы, где крутятся огромные суммы денег, где пересадка одного органа может стоить до 1 миллиона долларов США.

В сегодняшней ситуации иногда врачу выгоднее не спасать человека, находящегося на грани жизни и смерти, а лишь имитировать необходимые в таких ситуациях врачебные действия. И лишь совесть может заставить медицинского работника действовать в соответствии с клятвой Гиппократа, данной им при окончании медицинского учебного заведения.

Но вспомним, что еще сравнительно недавно Гитлер, вдохновленный идеями Ницше, когда напыщенно провозглашал, обращаясь к солдатам: "Я освобождаю вас от химеры, именуемой совестью".

Гитлера уже давно нет в живых, но освобождение людей от химеры совести успешно продолжается по всему миру. И делается это, прикрываясь фразами типа: «Ничего личного - только бизнес!».

К сожалению, современная медицина - это чрезвычайно прибыльный бизнес. К сожалению, и в нашей стране - тоже.

Поэтому обо всех трансплантологах это утверждать нельзя, но Закон, к сожалению, не ограждает нас от тех, у кого химера совести уже отсутствует.