Женщина, которая "штампует" чемпионов фигурного катания


Женщина, которая "штампует" чемпионов фигурного катания

Этери Тутберидзе жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Она сама "сделала" себя как тренера экстра-класса и доказала, что "американская мечта" реализуема и в России

👁475

Этери Тутберидзе — москвичка с грузинскими корнями. Она мечтала о карьере одиночницы в фигурном катании, но из-за травмы позвоночника и слишком высокого роста вынуждена была уйти в танцы. После посредственных достижений фигуристка переехала в США, где ночевала в приюте для нищих, пережила теракт и стала тренером. А в начале 2000-х стартовал новый этап ее карьеры. Тутберидзе вернулась в Россию и начала штамповать чемпионку за чемпионкой. Среди ее учеников такие звезды, как Медведева, Загитова и Липницкая. По случаю дня рождения Этери Тутберидзе (ей исполняется 47 лет) TUT.BY вспоминает личную драму топ-тренера.

Многодетная семья и мечта стать одиночницей

Этери Тутберидзе родилась в многодетной московской семье. Ее отец работал в литейном цеху, мама — инженером. Роды пятого ребенка оказались очень тяжелыми, поэтому после появления на свет девочки ее без раздумий назвали в честь матери — Этери.

В возрасте четырех с половиной лет родители отвели свою младшенькую на фигурное катание. У Этери не было природной предрасположенности к этому виду спорта: девочка была довольно высокой для своего возраста и толком не умела стоять на коньках. Но характер и желание маленькой Тутберидзе уже тогда взяли верх. Этери просто сказала маме: хочу и смогу.

В интервью Vogue уже взрослая Тутберидзе вспоминала свое первое занятие с тренером на московском Стадионе юных пионеров.

— На меня надели чужие коньки, и я в ожидании просмотра бегала на них вокруг катка, думала, что если научусь здесь, то и на льду проблем не будет. Вышла на лед, тут же упала, а тренер отошла к другому бортику и позвала нас всех к себе. Встать я не могла, поэтому по-собачьи очень быстро к ней побежала, поднялась по ее штанине и чувствовала себя победительницей.

Сначала Этери прошла отбор в группу Евгении Зеликовой, позже продолжила тренироваться у ее супруга Эдуарда Плинера.

Травма позвоночника и посредственная карьера в танцах

Тутберидзе мечтала о карьере одиночницы, осваивала прыжки, правда, из-за проблем с тулупами и акселями у подрастающей фигуристки периодически появлялись новые травмы. Роковой стала трещина в позвонке, после которой Этери провела вне льда несколько месяцев и вымахала за это время аж на 22 сантиметра — рост явно не для одиночницы.

Тренеры рекомендовали Тутберидзе перейти в танцы на льду, хотя для амбициозной спортсменки это звучало как оскорбление. Но она попыталась полюбить танцы и восприняла это как шанс остаться в профессии, которая захватывала с головой.

— Мне пришлось полюбить то, чем я занималась. Но я все равно всегда смотрела на одиночниц и завидовала им, — рассказывала Этери Тутберидзе в интервью Владимиру Познеру.

В танцах она никак не могла найти своего партнера и тренера: фигуристка сменила семь специалистов, но все равно не добилась впечатляющих успехов.

— Несколько раз становилась призером этапов Кубка СССР, отбиралась в финал, но все это, конечно, не очень серьезные достижения, — не отрицала сама Тутберидзе.

Отъезд в США и борьба за выживание

В 18-летнем возрасте российской фигуристке предложили переехать в Штаты и присоединиться к балету на льду. Оффер выглядел заманчиво: на дворе 1990-е, пугающая перестройка, безденежье, а там — финансовая стабильность и новый опыт. Для развития спортивной карьеры в России Тутберидзе нужны были средства, а их в семье (на фигурное будущее) не было.

— Я не могла прийти и сказать, что нужно платить за занятия, — вспоминала Тутберидзе в интервью. — Папа с мамой и так всю жизнь работали. Папа пахал в две смены, потому что только так можно было прокормить большую семью. Хватался за любую дополнительную работу. Когда у нас появилась машина, то «калымил» ночами. Мне казалось, что папа никогда не спит. Моя первая тренировка начиналась в 6.30. Помню, как, уже одетая, ждала его в коридоре. Папа приходил с работы, брал меня за руку, и мы ехали на каток. Там, на лавочке, он час-полтора дремал. После тренировки отвозил домой. И потом весь день мотался.

Юная Тутберидзе согласилась на переезд за океан, несмотря на жесткий запрет родителей, и вместе с другими российскими артистами отправилась в Оклахому. Правда, уже на границе они столкнулись с трудностями: через границу пропустили только москвичей — паспорта остальных оказались недействительными.

Пока организаторы решали по ним вопрос, Этери, как и часть труппы, оказавшейся в США, сводили концы с концами без средств к существованию.

— Чтобы мы не умерли с голоду, нас водили по баптистским церквям… обедать, — рассказывала Тутберидзе. — Мы должны были отсидеть службу, а после прихожанам выносили воду, маленькие бутербродики.

Через месяц выяснилось, что балет на льду расторг контракт с российской труппой и больше не заинтересован в их услугах.

— Мы остались в Америке ни с чем. Без денег и понимания, что делать. Но и желания возвращаться не было. Не ради этого ехала, я хотела заработать.

Так в жизни Тутберидзе началась новая глава — борьба за выживание.

Приют для нищих и теракт в Оклахоме

Перекантоваться на первое время Этери и часть ее знакомых решили в приюте Юношеской христианской ассоциации. Им выделили место на этаже для нищих. Жили артисты в помещении без туалета и душа. Но даже не это стало самым страшным потрясением: в тот же период в Оклахоме в одном районе с приютом случился теракт.

— Прогремел взрыв, а мы были прямо напротив. Все стекла вылетели, очень много людей погибло. Это было что-то нереальное. Я вышла на улицу и не могла понять. Мне казалось, что это всё снится, — вспоминала Тутберидзе. — Я была в полотенце, в тапочках и с зубной щеткой во рту. А везде завалы. Машины горят. Вокруг меня крики. Я долго не могла найти выход. Вторая волна взрывов, надо было прыгать под лавку, но я ничего не могла сделать.

Оставаться в приюте больше не было возможности, но думать, куда идти и что делать дальше, Этери в тот момент не могла — она пребывала в шоке. Тутберидзе спас американский пожарный. На время он поселил россиянку у себя дома.

После теракта пострадавшим также выплатили компенсацию — по 1200 долларов. На эти деньги молодая Этери вместе с фигуристом и партнером по шоу Николаем Аптером купили битую машину и отправились работать на ледовые шоу в Цинциннати.

Возвращение в Россию и невостребованность

Спустя четыре года работы в шоу, которые позволили Тутберидзе встать на ноги и подзаработать, они вместе с Николаем решили уйти в тренерство. Параллельно Этери получала образование хореографа-балетмейстера в Институте современного искусства. Спрос на ее тренерскую работу в Штатах был — Тутберидзе не раз подчеркивала, как там ценят российских специалистов по фигурному катанию.

— Американцы молятся на русских, они считают наших специалистов лучшими в данном виде. Но для меня было ощущение, как будто я не живу. Стою на перроне, мимо меня проезжают поезда, но они все не мои. Тогда я поняла, что нужно вернуться. Было понятно, что в России меня никто не ждет, могла быть ненависть, неприятие ко мне. Но я решила, что должна пройти через все самое ужасное и гадкое, пытаясь начать все с нуля. Если бы я поняла, что это не мое, что получила сполна, тогда вернулась бы в США, — спустя годы рассказывала в интервью Познеру тренер.

В 25 лет Тутберидзе оказалась в России с маленькой дочкой на руках. Она пыталась найти работу тренера, но дома никто не ждал ее с распростертыми объятиями. Работы в Москве не было, и даже бесплатные услуги Тутберидзе не находили спроса — она просто не могла найти свободного льда для тренировок.

Первые занятия в России Этери проводила на катке в Братеево у оздоровительных групп. Позже она перешла работать на московский каток «Серебряный». Там Тутберидзе набрала свою первую группу, в которой в том числе оказалась и Евгения Медведева.

— Мной двигало огромное желание доказать, что все те люди, которые послали меня на цирковую площадку, ошиблись. Я очень благодарна им за все, потому что, не испытав унижения, не стала бы тем, кем являюсь сейчас. Жизнь все расставила по местам, — подчеркивала Тутберидзе.

Тренер чемпионок и мечта о здоровье дочери

Сегодня Этери Тутберидзе — заслуженный тренер России и лучший тренер 2020 года по итогам премии Международного союза конькобежцев. Ее воспитанники — олимпийские чемпионки и чемпионки мира: Юлия Липницкая, Евгения Медведева, Алина Загитова, Элизабет Турсынбаева, Алена Косторная, Александра Трусова и многие другие. Сплошные одиночницы, которой так мечтала стать сама Этери.

На вопрос, чего ей самой не хватает сегодня в жизни, Тутберидзе коротко отвечает:

— Здоровья моей дочери.

После приема антибиотиков в двухлетнем возрасте у ее дочки Дианы Дэвис, которая родилась абсолютно здоровым ребенком, обнаружили сенсоневральную тугоухость третьей степени. Сейчас девушке 18 лет. Она слышит только отдельные хорошо знакомые слова. Диана — тоже фигуристка. Она выступает в танцах на льду, а в 2020-м стала бронзовым призером на чемпионате России.

Источник: Виктория Ковальчук / SPORT.TUT.BY