Что скрывается за требованием Санду вывести российские войска из Приднестровья


Что скрывается за требованием Санду вывести российские войска из Приднестровья

От того, кто станет очередным президентом США, зависит сценарий развертывания событий на границах России в 2021 году. Но уже сейчас ясно, что в случае победы Байдена начнут взрываться тлеющие конфликты, которые демократам США не удалось превратить в "горячую" войну с российским участием. И первые заявления избранного президента Молдавии - это из сценария будущей войны

👁314

Судя по всему, Россию может ожидать период военного обострения в Приднестровье и на Донбассе. Заказ, как всегда, поступит от США. За малейшую попытку России оказать Приднестровью силовую поддержку заранее будут заготовлены драконовские санкции. Донбасс будут раскачивать с помощью Турции.

Майя Санду, новоизбранный президент республики Молдова, требуя вывода российских войск из Приднестровья, понимает под этим не статус миротворцев, а группу охраны военных складов в селе Колбасна, где после вывода советских войск из Восточной Европы хранится 20 тыс. тонн боеприпасов.

То есть, по сути, речь о российской военной базе в Молдавии, существующей как особая группа российских войск, преобразованной в 1995 году из 14 армии генерала Лебедя на основе соглашения Бориса Ельцина и Мирчи Снегура. О миротворцах, таким образом, пока речи не идёт, но после вывода базы и улаживания конфликта с Тирасполем автоматически упразднится и статус миротворцев.

Потому Санду сейчас делает оговорку: с согласия самой Москвы. Понимая, что такого согласия не будет – для него сейчас нет оснований. Вывезти или утилизировать такой объём боеприпасов в нынешней ситуации в Приднестровье невозможно.

То есть Санду обозначает вектор давления, который из политического в любой момент может быть переведён в военный, там более, что решение о таком переводе принимается не в Кишинёве, и даже не в Бухаресте, а в Вашингтоне.

Диапазон решений для Санду тут большой – от размена ультиматума по Приднестровью на согласие Москвы разблокировать молдавский экспорт в Россию до выполнения приказа Вашингтона поставить России мат в Приднестровье, толкая её на военные действия или позорный уход. Санду тут не игрок, а фигура на доске. Решения будет приниматься исходя из всего контекста противостояния «Россия – США».

Какие сценарии тут возможны, если в отношении России будет принят жёсткий сценарий, учитывая правдивость тезиса «Российская внешняя политика – это скидки на газ»? Санду, если Вашингтон прикажет, выставит России ультиматум – ей лично плевать на торговые обороты, достигнутые Додоном. Если бы выдвиженцы Сороса стремились бы не к провокациям, а к росту товарооборота, в Соросе и майданах не было бы необходимости.

Но люди Сороса – это дети войны, а не мира и торговли. Они приходят принести не мир, но меч. Россия в жёстком сценарии получит скоординированный фронт Украины и Молдавии в Приднестровье и реальную блокаду, чтобы заставить применить силу – пробить коридор в Приднестровье и получить в ответ НАТО в Молдавии и на Украине по самые Харьков и Мариуполь.

Учитывая необходимость подорвать «Северный поток-2» уже к декабрю, вероятность такого сценария в ближайшее время видится растущей не по дням, а по часам.

Одновременно в новом году заработает машина эскалации протестов в Белоруссии – на это США выделяет 20 млн. долларов по линии НПО. Учитывая, что Лукашенко будет только усиливать давление на общество, американские деньги в Белоруссии найдут сферу применения.

Но и здесь не все просто – из-за своей недоговороспособности и отказом вести диалог с белорусским обществом Лукашенко стал токсичен и для Москвы. Формируя в Минске прообразы гетто с усиленным режимом охраны, он ведет страну к гражданской войне, серьезно подставляя в общественном мнении республики идею Союзной интеграции с Россией.

Не нужно забывать, что и в Армении американцы работают с теми силами, которые требуют выйти из мирного соглашения, удалить российских миротворцев и продолжить войну с Азербайджаном, создавая Турции режим наибольшего благоприятствования в Закавказье. Это британская линия, и она успешно вплетена в общую стратегию Запада в отношении России.

То есть в будущем году при жёстком сценарии Россия получает два активных фронта - в Донбассе и Приднестровье, и два вторичных в Белоруссии и в Армении. Третий фронт, резервный – Арктика. Рукоятка регулирования интенсивности – в руках США. Что делать России в такой ситуации?

Все жёсткие сценарии переходят в область планирования военных операций. Наиболее очевидным становится активное партизанское движение в украинском и молдавском тылу. Однако проблема снабжения Приднестровья от этого не снимается. Блокада Приднестровья будет держаться до тех пор, пока для Молдавии цена блокады будет меньше цены борьбы с партизанами при закрытых поставках в Россию.

При этом придётся пойти на активизацию в Сирии против Турции, включая курдскую карту. Переговоры с Ираном логичны, но для них требуется удачный момент. Иран придётся заинтересовать рядом предложений, от которых ему трудно будет отказаться, но это означает уступки со стороны России.

Альянс с Ираном против Турции должен сорвать украинские заготовки НАТО, высвободить ресурсы на молдавском направлении и создать Молдавии серьёзные эконмические проблемы, которые сделают осаду Приднестровья политически нерентабельной.

В любом случае все эти варианты должны быть заготовлены на 2021 год, и их нужно вплести в предвыборный контекст. Готовить сани нужно летом, а телегу зимой, чтобы, когда наступит час Х, у нас к нему всё было готово. В любом случае уклониться от обострения в новом году не удастся – как говорил Геринг: «Когда пушек скапливается слишком много, они начинают стрелять сами». Слишком серьёзные силы ставят на острую фазу конфликта с Россией накануне выборов.

РУССТРАТ