Ось государственного развития


Ось государственного развития

Для перехода на четвертую ступень развития недостаточны только институциональные трансформации, нужен еще и цивилизационный прорыв

👁152

Понимание целостной картины общественной эволюции невозможно без оси государственного развития, которая указывает на характер отношений между госу дарством и личностью.

Выделяется три крупных эпохи в эволюции цивилизационных матриц по оси государственного развития. 1 эпоха - протогосударственная, в которой индивиды связны родственными узами и подчиняются старейшине.

2 эпоха - монасударственная, которая выстраивается на принципах авторитаризма, единовластия, наследования престола, диктата властных органов по отношению к подданным, отсутствия гражданских прав и свобод (монархии, деспотии, империи, самодержавие, диктатуры).

3 эпоха - демосударственная, которая выстраивается на принципах разделения властей, выборности политических органов и контроле управляемых над управляющими, наличии гражданских прав и свобод.

Главное различие между двумя последними эпохами - сакральный характер власти в монасударственную эпоху сменяется на отношение к власти как к работе высшего управленческого персонала. Если в первом случае - правитель - наместник Всевышнего на Земле (монарх) или носитель Высших идеалов (диктатор), то в демосударственную эпоху руководитель государства - служащий верхнего звена управления.

Категория «власть», вообще говоря, относится только к монасударственной эпохе, а в демосударственную - она сменяется на «сферу принятия решений». В эту эпоху исчезает противопоставление «власть - народ» или «государство - общество», поскольку общество структурируется через государство, и эти структуры обслуживаются «топ-менеджерами», сменяемыми и подконтрольными обществу.

Соотношение между формациями, институциональными циклами и цивилизационными эпохами выглядит следующим образом: на монасударственную эпоху приходится три крупных институциональных цикла и соответственно три формации, а демосударственная эпоха распространяется на одну формацию. При этом качественные изменения на оси государственного развития приводят к преобразованию институциональных циклов: крупные многовековые в монасударственную эпоху трансформируются в мелкие колебательные циклы, исчисляемые десятилетиями в демосударственную эпоху.

Роль государства имеет структурирующее значение для двух последних эпох и для обоих типов цивилизационных матриц (рыночных и раздаточных).

В монасударственную эпоху государства тяготели к имперским формам, они набирали мощь в структурированные фазы институционального цикла, которая ослабевала в фазы институционального исчерпания, что впоследствии приводило к распадам империй в фазы институциональных трансформаций.

При этом независимо от типа институционального ядра - рыночного или раздаточного - государство - неотъемлемая структура общества и экономики. В том и другом случае государственные органы устанавливают нормы и правила функционирования экономики и контролируют их исполнение.

Только в случае рыночных цивилизационных матриц устанавливаются правила рыночного типа, а в случае с раздаточными цивилизационными матрицами - правила раздаточного типа.

Переход от одной эпохи государственного развития к другой вызван объективными причинами, связанными с изменениями в локальных реальных средах и прежде всего в материально-технологической среде. Он характерен для всех цивилизационных матриц, не зависимо от типа их институциональных ядер - рыночного или раз даточного.

Переход от начальной формации к срединной, а затем и к зрелой происходил за счет глубинных институциональных трансформаций и смены формационного элемента, напрямую связанных с изменениями в технологических способах производства. Хотя оставались неизменными цивилизационные принципы построения матриц, этого хватало для перехода на следующую ступень развития. В рамках монасударственной эпохи сменилось три формации. Однако накопленные изменения в глобальных сферах приводят к тому, что для перехода на четвертую ступень развития недостаточны только институциональные трансформации, нужен еще и цивилизационный прорыв, т.е. смена принципов построения локальных цивилизационных матриц от монасударственных к демосударственным.

Он связан прежде всего с внедрением информационных технологий в процесс организации труда, изменением баланса между человеком и природой (биосферой и этносферой) в сторону осознания возможности экологического коллапса и формирования нового «экологического» мировоззрения, возникновением нового типа социальных отношений с добавлением сетевых и виртуальных форм.

Такие изменения кардинально изменяют и тип работника, который должен находиться не под принуждением или быть скованным толщей инструкций, а свободно и самостоятельно принимать решения в рамках отведенных ему полномочий.

Именно поэтому контрактная модель начинает доминировать в тех странах, которые полностью перешли на новые информационные технологии.

Таким образом, смена трудовых моделей имеет объективный характер, связанный с технологическими изменениями. Однако не столь очевиден тот факт, что переход от монасударства к демосударству также объективно неизбежен и мало связан с ценностями, зависящими от чьих-либо желаний. Дело в том, что соотношение монасударства и первых трех формаций однозначно адекватно по признаку принуждения работника к труду.

Все три первые формации построены, выражаясь языком классиков на эксплуататорской и принудительной основе, соответственно и форма государства имеет «эксплуататорское» устройство - жесткая власть с опорой на класс собственников в рыночных цивилизациях и на класс управленцев (номенклатуру) в раздаточных цивилизациях. Однако современные изменения в технологиях и способе производства настолько глубоки, что вызвали к жизни новую трудовую модель, где обоюдные обязанности и ответственность прописываются в контрактах, а конфликтные ситуации решаются судебным порядком.

Человек, не чувствующий себя свободным в общественной и политической сфере, не может быть свободным и эффективным в принятии решений.

Другими словами, свободный труд и монасударство не совместимы из-за тех ограничений, которые накладываются на свободу и права личности. И те страны, которые выходят на новый технологический уровень обязательно начинают использовать новую контрактную модель труда, которая с необходимостью видоизменяет институциональную форму государства - превращая ее, словами М. Вебера, в «формально-рациональную» или по Д. Норту в «контрактное государство».

Автором предложен новый термин - демосударство, в котором отражаются эти новые принципы функционирования государства как гаранта соблюдения контрактных отношений в трех сферах - межличностной, трудовой и политической.

Источник: Раздаточная экономика России: Эволюция через трансформации, стр. 126-130.