Коронавирус отправил главу Правительства на больничный


Коронавирус отправил главу Правительства на больничный

Предположения о характере управленческого маневра, осуществляемого в связи с временной нетрудоспособностью Михаила Мишустина

👁640

Руководители государств, как и обычные граждане, в условиях глобальной пандемии могут заболеть. И от этого факта никуда не деться, ведь они такие же люди, как и мы.

Но их деятельность затрагивает интересы и судьбы миллионов людей. Поэтому состояние здоровья и способность к осуществлению государственных полномочий первых лиц страны практически никого не оставляет равнодушным.

И о болезни Михаила Мишустина сообщили подавляющее большинство российских и иностранных СМИ, и мало кто из политических обозревателей не порассуждал о том, а на самом ли деле Мишустин заболел или это такой способ его мягкого удаления от правящего Олимпа?

В связи с этим вспомним об управленческом маневре, который можно назвать словами “Я ухожу”.

В 1575 году царь Иван IV Грозный “отрекся от престола” и настоял на наименовании касимовского хана Симеона Бикбулатовича “Великим князем всея Руси”.

Симеон председательствовал в думе земских бояр и издавал от своего имени правительственные указы. Жил Симеон в Москве, окружённый пышным двором, в то время как Грозный поселился в скромной обстановке на Петровке. В своих посланиях Симеону Иван Грозный соблюдал принятые уничижительные формулы обращения подданного к царю: «Государю великому князю Семиону Бекбулатовичю всеа Русии Иванец Васильев с своими детишками, с Ыванцом да с Федорцом, челом бьют». Формально страна была разделена на владения Великого князя Симеона и на «удел» Ивана, но фактически правителем государства оставался Иван Васильевич.

Современник событий, английский посол Джайлс Флетчер утверждал, что таким образом Иван Грозный сумел конфисковать церковное имущество от имени нового царя, сам как бы с этим не соглашаясь: “К концу года заставил он нового государя отобрать все грамоты, жалованные епископиям и монастырям, коими последние пользовались уже несколько столетий. Все они были уничтожены. После того, как бы недовольный таким поступком и дурным правлением нового государя, он взял опять скипетр и будто бы в угодность церкви и духовенству дозволил возобновить грамоты, которые роздал уже от себя, удерживая и присоединяя к казне столько земель, сколько ему самому было угодно”.

По другой версии, царь и его окружение долго ломали голову над тем, как без согласия боярской думы возродить опричный режим и в то же время сохранить видимость законности в Русском государстве, пока склонность к шуткам и мистификациям не подсказала царю нужное решение.

Симеон Бекбулатович пробыл великим князем всея Руси 11 месяцев. Известны жалованные грамоты, писанные от его имени. В августе 1576 года Иван Васильевич вернулся на трон, а царя Симеона жаловал великим княжеством Тверским с титулом Великого князя Тверского (Википедия).

Но в то же время многие из раннего окружения Ивана Грозного были казнены, так как, видимо, не поняв смысл его “отречения”, они начали вокруг Симеона Бикбулатовича свои политические игры.

Похоже, что и действующий северокорейский лидер Ким Чен Ын совершил аналогичный управленческий маневр. О состоянии его здоровья с 15 апреля в течение двух недель практически никто не знал, и пошли разговоры о том, кто же станет его преемником.

Конечно, Михаил Мишустин находится не в “царском статусе”, однако полномочия, которыми обладает Председатель Правительства, на самом деле, огромны. И нести эту ношу весьма тяжело - особенно человеку, который до недавнего времени имел весьма широкий неформальный круг общения.

Но за свои первые 100 дней в должности Премьер-министра Михаил Мишустин проявил себя как управленец с самой лучшей стороны. А ведь ему пришлось работать настолько интенсивно, как люди обычно работают только в военное время.

Люди - не роботы. Люди устают. Даже во время войны части, находящиеся на передовой, выводились в ближний тыл для отдыха и переформирования.

Отдых нужен и высшим руководителям. Особенно перед началом нового периода интенсивных “сражений”, к которому, по всей видимости, подходит наша страна. Ведь интенсивность эпидемии коронавируса уже к концу мая должна ослабнуть, и тогда Правительство должно будет особенно интенсивно работать по выводу экономики из многомерного кризиса, в который сейчас вошла не только наша страна, но и весь мир.

Но объявить, что Мишустину нужен отдых, - это просто невозможно: “он болеет, но в курсе всех событий и держит руку на пульсе Правительства”.

Но на самом деле этот “отдых” нужен и для того, чтобы Глава Правительства смог бы в более спокойной обстановке войти в состояние саморефлексии. Это крайне необходимо для того, чтобы избежать “профессионального сгорания” человека, чтобы он смог увидеть, как бы со стороны, свое новое социальное положение и людей вокруг себя.

Период лечения или “отдыха” нужен Мишустину для того, чтобы понять то, с кем он может “пойти в разведку”, а от кого нужно достаточно быстро избавляться.

Этот период саморефлексии должен позволить Главе Правительства отдалить от себя некий прежний круг неофициального общения. И этому способствуют разговоры о том, что он, возможно, в свое премьерское кресло уже не сядет.

И по истечении некоторого времени мы, скорее всего, увидим нового Михаила Мишустина - более энергичного, более жесткого, более решительного - готового к новым битвам вместе с Президентом страны.

И вполне вероятно, что этот управленческий маневр с болезнью Мишустина придумал не он сам, а Владимир Путин, для которого действующий Глава Правительства является очень ценным бойцом, которого нужно беречь и которому нужно помогать в становлении в качестве руководителя мирового уровня.