"Республика Татарстан" № 191 (25527) 23 сентября 2005, пятница


Судьбы, которые пересеклись с Тукаем

Праздничная маевка столетней давности на окраине небольшого южноуральского городка была прервана внезапно. Нагрянули жандармы и принялись разгонять митингующих, а иных - арестовывать. Один из выступивших перед толпой вынужден был ретироваться по заранее намеченному маршруту - через перелесок к речке Чаган. Здесь молодого человека поджидала лодка. Когда он сел в нее, провожатый в черном быстро погреб от берега на веслах. Вскоре беглецы стали для погони недосягаемы...

Время действия - 1905 год. Место - город Уральск, ныне на территории Казахстана у российской границы. Живописный Чаган впадает здесь в полноводный Урал. На митинге, о котором мы вспомнили, уральцы говорили о начавшейся в стране революции. Большинство клеймило гнилое самодержавие и призывало поддержать борцов за светлое будущее народа. Об этом говорил и поэт-оратор, выбравший в момент опасности столь необычный, но верный путь отступления.

Оратором этим был не кто иной, как Габдулла Тукай, а вот его провожатого-лодочника мы видим на старой фотографии. Зовут его Камалетдин Кантиев, или "сагатьче Камали" ("Камал-часовщик"), как его называли знакомые. С Кантиевым, соседом и сыном мелкого торговца, Тукай завел тесную дружбу и вступил в кружок революционной татарской молодежи. Юные шакирды местного медресе часто выбирались вместе на природу, катались на лодке, удили рыбу, ездили в загородную Ханскую рощу, где Габдулла иногда переводил произведения баснописца Крылова, набирался творческого вдохновения или раздумывал о судьбе обездоленного и униженного народа...

На левом снимке Камалетдин - почти лет десять спустя после описанных событий. Скорее всего, перед самым началом Первой мировой войны. По крайней мере, так рассказывала казанцу Ялкыну Валееву его бабушка Камиля-апа. Она же - дочь Кантиева, скончавшегося в начале 1930-х годов от воспаления легких. Ялкын Нигматович принес в редакцию эту уникальную фотографию и пересказал семейную легенду о памятной маевке 1905 года, которую бабушка часто повторяла в кругу близких. Фотография

Мы сопоставили этот рассказ Я.Валеева с фактами, которые приводит в своих исследованиях знаток жизни и творчества Тукая академик Р.Нафигов. И многое совпало!

Сфотографировался Кантиев в одном из ателье Саратова, куда часто наезжал из Уральска в командировки. По данным Р.Нафигова, после окончания учебы в медресе Камалетдин Усманович состоял в профсоюзе лакричного завода в Уральске, жил там в доме №19 по улице Профсоюзной. К сожалению, это все, что мы о нем сегодня можем поведать.

Другая гостья редакции - Наиля Рафикова - принесла фотографии родных братьев-казанцев Гизатуллиных. Она тоже имеет тукаевский "след". Младший из братьев Абдрахман (на фотографии стоит) был близким другом Габдуллы Тукая после его переезда в Казань. Абдрахман и Абдулажан (сидит справа, его дочь - родственница Рафиковых) работали до 1920 года в оркестре татарского академического театра. Абдрахман играл на мандолине, а Абдулажан - на гармони. О третьем брате нам известно лишь, что звали его Газиз.

Андрей ЛЕБЕДЕВ.