Русская школа в Германии может оказаться вне конкуренции


Русская школа в Германии может оказаться вне конкуренции

Максиму, сыну российского немца Николая Эрнея, его одноклассник-мигрант пригрозил: «Будешь мёртвым». После этого Николай решил забрать сына из немецкой школы, чтобы не рисковать его жизнью и здоровьем. Теперь он хочет устроить сына в русскую школу при дипмиссии России в Бонне. Однако проблема в том, что немецкий суд запретил маленькому российскому немцу посещать русскую школу.

👁387

Максиму, сыну российского немца Николая Эрнея, его одноклассник-мигрант пригрозил: «Будешь мёртвым». После этого Николай решил забрать сына из немецкой школы, чтобы не рисковать его жизнью и здоровьем. Теперь он хочет устроить сына в русскую школу при дипмиссии России в Бонне. Однако проблема в том, что немецкий суд запретил маленькому российскому немцу посещать русскую школу. Основанием для такого решения суда послужило то, что русская школа не включена в перечень дополнительных учебных заведений. 

В этой ситуации Николая Эрнея согласился защищать в суде один из известных адвокатов Германии Клаус Плантико.

Клаус обратился к властям Земли Северная Рейн-Вестфалия с ходатайством, чтобы русскую школу внесли в перечень как учебное заведение, соответствующее стандартам этой Земли, то есть как  разрешённое для обучения детей в Германии. 

В своем письме в Министерство образования Плантико привел два аргумента. Во-первых, он доказал, что русское образование выше по качеству, чем немецкое. Во-вторых, - что русская школа безопаснее немецкой: за всё время существования русской школы при дипломатической миссии в Бонне не было ни одного случая насилия или ранения детей. 

Заканчивается второй месяц, но ответа из Министерства все еще нет, хотя установленный срок рассмотрения обращения граждан - один месяц.

Клаус считает, что чиновники не могут дать ответ по политическим причинам. Ведь если чиновники скажут: да, мы признаём русскую школу, то в боннских немецких школах не останется детей, все убегут туда. А если они скажут: нет, мы не признаём русскую школу и не допустим, чтобы в ней учились немцы, - то это пример дикой дискриминации по национальному признаку. Поэтому им остаётся только молчать. 

Плантико возмущает реальность современной немецкой школы: в классе учатся только 3−4 этнических немца, а остальные — мигранты и эмигранты. И немецкие учителя, которые хотят навести порядок, не могут это сделать теми методами, которые применялись раньше в обычных немецких школах. Более того, нарастает угрожающая тенденция: число насильственных преступлений в немецких школах, по полицейской официальной открытой статистике, растёт день ото дня.

Во времена противостояния НАТО и Советского Союза Клаус служил на высоких должностях в генштабе бундесвера, а после увольнения из армии в 90-е годы стал адвокатом. И вот тот факт, что сегодня Плантико решился защищать «русского», вызвал большой переполох в судебно-правовой системе ФРГ.