Кадры решают всё: Россия нуждается в кадровой модернизации


Кадры решают всё: Россия нуждается в кадровой модернизации

Как восстанавливать контроль, укрепляя, а не разрушая государство?

👁32

Сегодня Россия вошла практически в прямое столкновение с Западом. Это высветило сферы нашего отставания в организации управления и создало мощный запрос на модернизацию. И тут же стало ясно, что для неё не хватает кадров. Не только внизу, но и в высших эшелонах вертикали власти.

Проблема не только в том, что система гособоронзаказа и мобилизации нуждается в коренной реконструкции. Пока нет ясности, какой должна быть обновлённая система. В каком направлении готовить кадры, какие навыки у них нарабатывать. Те, что сформировались сейчас, в большинстве своём никуда не годятся. Коррупция, враньё, лакировка действительности, доминирование корыстных интересов, нарушение контроля из-за искажений обратной связи.

Как восстанавливать контроль, укрепляя, а не разрушая государство?

Модернизация — это прежде всего ротация кадров, потом всё остальное. Это социальный конфликт, так как старые кадры не могут работать по-новому, а уходить не желают. Они вросли в систему и шантажируют её тем, что их выкорчёвывание грозит обрушением.

В то же время, острая необходимость модернизации попадает на 2023 предвыборный год. Острый конфликт в этот год грозить обрушить государство. Модернизация во время выборов — это сочетание, казалось бы, несочетаемого: курса на конфликт и курса на его погашение. Две взаимоисключающие линии. Чем-то надо жертвовать во имя чего-то. Это обычная управленческая проблема приоритетов.

Как тут быть?

С 1990-х по 2008 гг. в России бушевала мода на семинары, тренинги и прочие технологии развития персонала. Это была хорошая мода. Она продвигала социальные инновации в сложившуюся корпоративную культуру. Обученные слушатели возвращались, полные новых идей и навыков.

Но они попадали в старую среду, которая не давала проводить социальные инновации. Наблюдался «террор среды». В результате конфликтов инновации заглохли. Тренеры и коучи давали знания, а применить их было нельзя — среда сопротивлялась. Появилось разочарование в тренингах. А потом кризис 2008 года просто убил обучение кадров — стало не до него.

Модернизация всегда порождает конфликт старого и нового, а при больших масштабах это конфликт политический. Без конфликта модернизации не бывает. Другое дело, как его разруливать, но то, что он есть, — это как наличие температуры у живого тела. Нет температуры только у покойника: он обладает самой лучшей способностью подстраиваться под среду (гомеостаз).

В то же время выборы диктуют свою логику приоритетов. Конфликт смоет любую модернизацию и заменит её вопросом о власти.

Как говорится, «мы в этом кино уже снимались» — во времена горбачёвской перестройки. Когда модернизацию, с её внутренним конфликтом, заменяют вопросом о власти, на выходе нет ни модернизации, ни власти, ни самого государства.

То есть в жизни, в отличие от теории, всегда приходится сочетать несочетаемое. Придётся совмещать то, что выглядит несовместимым, — проводить модернизацию и при этом гасить конфликт за счёт не очень быстрых её темпов.

И здесь наступает момент, когда наука управления переходит в искусство управляющего. Как, например, наука медицина и искусство конкретного врача.

Проблема совмещения модернизации и трансфера власти уже проявилась — это видно, в частности, по материалам СМИ. Власть стремится пройти между Сциллой и Харибдой, не давая внутреннему конфликту интересов разрастаться до деструктивной степени.

Пока же приходится констатировать, что с конфликтами власть худо-бедно справляется, а вот кадровой модернизации не происходит.

Источник: Институт РУССТРАТ