Смерш-2: почему «большую четверку» в России надо вырвать с корнем


Смерш-2: почему «большую четверку» в России надо вырвать с корнем

Большая четверка аудиторских компаний выявляет наиболее уязвимые точки российской экономики, по которым Запад будет потом наносить свои санкционные удары

👁117

Современный шпион — это не человек в плаще и с пистолетом, а белый воротничок, сотрудник уважаемой международной фирмы. Особенно хороши для разведки аудиторские компании: они по роду своей деятельности получают доступ к документам, к которым никакой шпион не доберется. Когда с началом СВО «большая четверка» собралась уйти из России, ее тут же одернули: шпион не имеет права бросать свое дело! Профессор Валентин Катасонов предлагает вернуться к советскому опыту: аудит должен быть государственным.

Большие шпионы

«Большой четверкой» в мире и в России принято называть группу гигантских аудиторских корпораций: Deloitte, PricewaterhouseCoopers (PwC), Ernst & Young (EY) и KPMG. Первые три из них считаются англо-американскими, четвертая — голландская. По всему миру у них разбросаны тысячи офисов, сотрудники которых оказывают аудиторские и консалтинговые услуги компаниям, банкам, государственным ведомствам большинства стран мира. Например, корпорация EY сообщает, что у нее по всему миру более 700 офисов в 150 странах. А в целом у «Большой четверки» — около 3 тысяч офисов по всему миру.

Согласно последним данным, в «Большой четверке» трудится 1,1 млн. человек. По итогам прошлого года совокупная выручка «Большой четверки» составила 167,3 млрд. долл.

В большинстве публикаций по теме «Большой четверки» («Big 4») аудиторские гиганты представляют как бизнес — глобальный, динамичный, прибыльный. Но деятельность аудиторской четверки — не только и не столько бизнес. И другая сторона жизни «Большой четверки» не только не афишируется, но даже всячески камуфлируется.

«Big 4» в процессе оказания своих аудиторских и консалтинговых услуг собирает и аккумулирует гигантские объемы информации, касающиеся производственной, коммерческой, научно-технической и финансовой деятельности своих клиентов. Многие из клиентов — сложные транснациональные бизнес-структуры, разбросанные по большому числу стран.

Немалое количество клиентов — компании, выполняющие государственные заказы, в том числе военные. Наконец, «Big 4» проводит аудиты и консультирует государственные ведомства, включая казначейства, министерства промышленности, торговли, обороны и т. д. Также в круг клиентов четырех аудиторских гигантов попадают Центробанки. А доступ к информации ЦБ позволяет видеть всю картину состояния банковского сектора.

Обладание гигантской, уникальной и в значительной степени засекреченной информацией определяет особый статус компаний «Big 4». Они становятся важнейшими партерами тех государств, на территории которых находятся их штаб-квартиры. У Deloitte, PwC и EY они находятся в Лондоне. У KPMG — в голландском городе Амстелвене. Соответственно у первых трех сложились тесные отношения с британскими властями, у четвертой — с властями Нидерландов.

Кое-что известно о сотрудничестве компаний «Big 4» с правоохранительными ведомствами. В частности, при расследовании экономических и финансовых преступлений правоохранительные органы нередко обращаются с запросами в аудиторские компании с целью получения информации о фигурантах расследуемых дел. И, как правило, такую информацию получают (иногда на безвозмездной, иногда на платной основе). Также имеет место «сотрудничество» «Big 4» с налоговыми ведомствами.

Намного меньше известно о неформальных отношениях «Big 4» со спецслужбами. Особенно с разведывательными службами.

В первую очередь, я имею в виду британские службы МИ-5 и МИ-6. Есть много косвенных свидетельств того, что через британские и голландские службы имеют доступ к секретной информации, которой располагают компании «Big 4», имеют американские спецслужбы.

В первую очередь, ЦРУ. Также американской финансовой разведкой (FinCEN), которая входит в состав Казначейства США. Именно FinCEN является основной структурой, которая готовит предложения по экономическим санкциям Вашингтона против России и других стран. Впрочем, в последние годы американские спецслужбы уже нередко напрямую контачат с компаниями «Big 4».

Для знакомства с данной темой могу рекомендовать статью «Accountants and spies: The secret history of Deloitte’s espionage practice» («Бухгалтеры и шпионы: тайная история шпионской практики Deloitte»).

В ней рассказывается о тесном и тайном «сотрудничестве» между аудиторской компанией Deloitte и Центральным разведывательным управлением США. В частности, отмечается, что для более тесного взаимодействия двух организаций компания Deloitte приглашает к себе на работу выходящих в отставку офицеров ЦРУ.

Глобальные сети «Большой четверки» устроены таким образом, что они больше напоминают сети разведок, чем привычную архитектуру транснациональных корпораций. В империях «Большой четверки» иерархического участия в капитале нет (как в ТНК). Владельцами многочисленных компаний, входящих в одну из четырех империй, являются сами аудиторы. Но не все, а лишь избранные, получающие статус «управляющих партеров». А решение о том, кого наградить таким статусом, принимается на самом верху империи, в штаб-квартире.

Очевидно, что звание «управляющего партнера» получают лишь самые преданные, эффективные, креативные. В каждой империи формируется дух корпоративного патриотизма. Местный гражданин постепенно отрывается от национальной почвы и начинает чувствовать себя гражданином империи, называемой EY, KPMG, Deloitte или PwC. Он готов проявлять патриотизм, но не в отношении той страны, где родился и вырос, а в отношении своей новой «родины», которая обещает ему постоянный рост по служебной лестнице. А она высокая.

В империях существует иерархическая вертикаль: местный офис (страна) — региональный офис первого уровня (малый регион) — региональный офис второго уровня (средний регион) — региональный офис третьего уровня (широкий регион) — головной офис, или штаб-квартира.

Приведу пример устройства империи Ernst & Young (EY). Будем «танцевать» от России. В прошлом году, согласно данным сайта штаб-квартиры EY, в нашей стране было 10 офисов империи. Они имеют статус либо российских юридических лиц и их филиалов. В российских фирмах EY управляющие партеры к сегодняшнему дню — все граждане Российской Федерации (еще в нулевые годы было немало иностранцев).

Персонал российских офисов (около 3500 человек) почти полностью укомплектован за счет местных граждан, т. е. лиц с российским паспортом. Формально не придерешься — все местное, все российское, все национальное. Над этим низовым уровнем возвышается второй этаж — «группа СНГ», в которую кроме российских офисов входят офисы EY стран ближнего зарубежья.

На этом уровне есть офис, в котором, в свою очередь, имеется управляющий партнер, имеющий статус управляющего в рамках всей ветки «СНГ». Отмечу, что таких низовых веток в структуре EY по всему миру — 28. В среднем на каждую низовую ветку приходится по 5−6 государств.

Над этим этажом («СНГ») возвышается еще один этаж, который представляет собой ветку среднего уровня. Эта ветка охватывает регион Центральной, Восточной, Юго-Восточной Европы и Центральной Азии. Наконец, над ней еще один этаж, с которого ведется управление большой веткой, которая охватывает регион Европы, Ближнего Востока, Индии и Африки. Эта большая ветка охватывает 97 стран мира (почти 2/3 всех стран, где имеются офисы EY). Кроме нее в империи EY имеется еще две большие ветки. Одна охватывает всю Америку (как северную, так и южную); другая — Юго-Восточную Азию и регион Тихого океана.

И, наконец, на самой вершине находится лондонский офис, официальное название которого «Ernst & Young Global Limited».

Как только на обломках Советского Союза родилось государство «Российская Федерация», то «Большая четверка» осуществила стремительный рейдерский захват российского рынка. Без малого три десятилетия Россия находилась под колпаком «Big 4». В отличие от других западных корпораций, которые занимались отсасыванием природных и финансовых ресурсов, «Большая четверка» занималась преимущественно отсасыванием информации — экономической, научно-технической, финансовой и даже политической (поскольку проводила аудит и консультирование российских министерств и ведомств).

Уйти, чтобы остаться

В прошлом году была предпринята попытка хотя бы частично ослабить удавку «Big 4». 19 апреля 2021 года правительство Российской Федерации приняло постановление № 622 под названием «Об ограничениях на предоставление информации и документации аудиторской организации, индивидуальному аудитору».

В нем определен перечень информации и документов, которые не должны предоставляется аудируемым лицом аудиторам, если последние находятся под прямым или косвенным иностранным контролем. Постановление не запрещало деятельность «Большой четверки» в России, но ограничивало ее. Прежде всего, был установлен заслон для доступа «Big 4» к оборонным предприятиям.

У «Большой четверки» большой опыт работы в разных странах мира. Она была уже психологически и юридически готова к такому развитию событий. Еще до постановления № 622 компании «Big 4» учредили кучу аудиторских фирм, зарегистрированных в российской юрисдикции и укомплектованных сотрудниками из граждан РФ. Владельцы таких компаний, называемые «управляющими партерами», также Ивановы, Петровы, Сидоровы и прочие россияне. Т.е. формально такие «новоделы» под ограничения постановления № 622 они не подпадают. Выше я уже показал, как устроены империи «Big 4».

Проведенное «переобувание» российских офисов никоим образом не повлияло на их включенность в иерархию империи, неформальные связи с вышестоящими звеньями полностью сохранились.

Более того, в названиях большинства новоиспеченных фирм присутствуют имена компаний «Большой четверки». Между местными фирмами и компаниями «Большой четверки» заключены договора франшизы, дающие им права использовать знаменитые бренды. Вот, например, в начале прошлого года в нашей стране в российских реестрах значились следующие «чисто российские» аудиторские компании, в названиях которых фигурировал брэнд «Ernst & Young» (EY): Ernst & Young (CIS) B.V.; Ernst & Young Business Advisory Services LLC; Ernst & Young IT Limited Liability Company; Ernst & Young LLC; Ernst & Young Valuation and Advisory Services LLC; EY Academy of Business Limited Liability Company.

И, увы, подобные офисы с вызывающими вывесками пресловутых брэндов продолжали аудиторские и консалтинговые услуги компаниям оборонно-промышленного комплекса России, получая доступ к секретной информации и передавая ее в штаб-квартиры «Большой четверки». На начало этого года сеть таких псевдо-российских фирм, входящих в империи «Большой четверки», насчитывала 15 тысяч сотрудников. Они, как сообщает британская Financial Times, продолжали «окучивать» все ведущие государственных и частные компании и банки страны. Думаю, что указанное число сотрудников превышает примерно на порядок число сотрудников московских резидентур западных разведок (ЦРУ, МИ-6, немецкой БНД и др.).

Сменить вывеску недостаточно

Привычную и налаженную работу легальных резидентур «Большой четверки» нарушила санкционная война против России.

В конце февраля-начале марта руководители «Большой четверки» синхронно, чуть ли не хором заявили, что осуждают военную операцию России на Украине и уходят из нашей страны. Примечательно, что такие заявления были сделаны еще до того, как официальные власти коллективного Запада объявили о запрете на работу своих аудиторских и консалтинговых компаний в России. Лондон и Вашингтон такой запрет установили лишь в начале мая. А Брюссель включил такой запрет только в шестой пакет санкций ЕС, который официально был запущен лишь 3 июня. Получается, что руководители компаний «Большой четверки» «бежали впереди паровоза».

Эксперты предполагают, что в ведущих западных столицах (Лондоне, Вашингтоне, Брюсселе) возникло замешательство по поводу поспешного заявления об уходе из России «Big 4». Коллективный Запад начал экономическую войну против России. А какая война может быть успешной без разведки? В экономической войне особенно нужна экономическая разведка. А заявленное сворачивание легальных резидентур «Большой четверки» не укладывается ни в какую логику. Они должны остаться. Просто для продолжения работы они из легальных должны превратиться в нелегальные.

И вот руководители «Big 4» стали откручивать назад. В марте–апреле они заявили, что быстро собрать вещи и уйти не могут. Потребуется несколько месяцев. Ernst & Young вообще заявила, что ей потребуется год, и уйти она сможет только в следующем году. Думаю, что время нужно для того, чтобы подготовить российскую сеть к нелегальной работе. Штаб-квартиры «Big 4» для отвода глаз заявили, что их не интересуют местные подразделения и что эти подразделения исключаются из состава международных сетей фирм.

Местные офисы, будучи российскими юридическими лицами, остаются. И свои связи с международными сетями сохраняют, но маскируют. Персонал таких офисов должен быть подготовлен для работы в новых условиях.

Во-первых, под прикрытием аудиторской и консалтинговой деятельности они должны выявлять наиболее уязвимые точки российской экономики, по которым Запад будет потом наносить свои санкционные удары. Также они должны собирать информацию, которая позволит оценивать эффективность наносимых санкционных ударов. Кроме того, надо еще раз проработать вопросы, касающиеся способов передачи информации наверх.

И, наконец, надо провести смену вывесок российских офисов, в названиях которых присутствуют раздражающие бренды «Большой четверки». Пример подали фирмы, входящие в состав резидентуры Ernst & Young. Два месяца назад офис с вывеской «ООО «Эрнст энд Янг»» сменил название. Теперь это вполне благопристойное «ООО «Центр аудиторских технологий и решений — аудиторские услуги».

Тогда же пресс-служба российской практики EY прокомментировала «Интерфаксу» этот шаг: «Реструктуризация предполагает ряд процессов, в том числе переименование юридических лиц. ООО „ЦАТР — аудиторские услуги“ является временным названием юридического лица. Переименование всех фирм российской практики планируется после объявления нового бренда».

Позднее стало известно, что российская часть PwC будет называться «Технологии доверия». В мае пришло сообщение, что аудиторская компания «Делойт и Туш СНГ» также меняет название. Теперь на ее новой вывеске написано: «АО „Деловые решения и технологии“».

Конечно, санкционная война сильно усложнила разведывательную деятельность «Большой четверки» в экономическом пространстве России. Усложнила, но не прекратила. С моей точки зрения, для того чтобы свести к минимуму риски утечки секретной информации, необходимо радикально перестраивать нынешнюю экономическую модель. Стратегически значимые предприятия, где сосредоточен основной массив секретной информации, должны перестать быть объектами аудирования со стороны не только западных, но любых частных (и зачастую очень мутных) фирм.

Подобные предприятия должны контролироваться и инспектироваться специально на то уполномоченными государственными организациями. Как это было в Советском Союзе.

Напомню, что в марте 1946 года было создано союзное Министерство государственного контроля, которое просуществовало до 1957 года. После этого ему на смену пришла Комиссия советского контроля Совета Министров СССР (с 1961 года преобразована в Комиссию государственного контроля Совета министров СССР).

Автор: Валентин Катасонов
Источник: Бизнес-Online