Экономика России: Модель сырьевая (1999–2019)


Экономика России: Модель сырьевая (1999–2019)

Сегодня нужно принять за аксиому, что внутренние цены не могут быть равными мировым или даже зависимыми от них

👁99

В рамках данной модели в истории отечественной экономики следует выделить два периода, значительно отличающиеся по темпам роста экономики.

Первый период — 1999–2008 гг.— среднегодовой рост экономики составляет 6,9%, прежде всего, в решающей степени за счет роста мировых цен на энергоносители.

В рамках данного периода происходит значительный рост доходов, поступающих в страну от экспорта энергоносителей.

Доходы получают не только экспортеры. Государством организуется погашение внешних долгов, создание внутренних резервов и распределение существенной части этих доходов в пользу граждан.

В результате долг страны сильно сокращается (до одного из самых низких среди ведущих экономик мира), резервы — существенно увеличиваются, а с 2000 года начинается значительный рост реальных доходов населения, который составляет в разные годы от 8,7 до 14,9 %.

К концу данного периода этот потенциал исчерпывается: темп роста реальных доходов населения составляет 2,4 % в 2008 году.

Второй период — 2009–2019 гг.— среднегодовой рост экономики составляет 1%, прежде всего в силу того, что к концу 2008 года возможности существенного роста экономики на основе сырьевой модели оказываются принципиально исчерпаны даже при очень высоких мировых ценах на энергоносители.

Прекращается значительный рост доходов населения, а с 2014 года реальные доходы населения ежегодно падают (КРИСТАЛЛ РОСТА - к русскому экономическому чуду, стр. 26-27).

-------------------------

История говорит, что если какая-то страна соглашается на свою сырьевую ориентацию, т. е. быть в роли придатка мирового сообщества, то ни к чему хорошему это страну не приведет. Мы добываем и продаем сырье, а в западных странах, включая даже Белоруссию, его перерабатывают и продают готовый для употребления продукт, в том числе и нам. Следуя логике меркантилизма, «умные» страны стремятся получить выгоды от внешней торговли, продавая товары со значительной долей добавленной стоимости другим странам дорого в обмен на дешевые закупки сырья.

Именно поэтому западные страны всегда стремились владеть колониями – гарантированными рынками и дешевого сырья, и сбыта готовой продукции. У Запада есть машины, но они просто обрабатывают сырье: без машин производить можно, но без сырья нельзя. Поэтому характерной чертой капитализма является стремление к экономии на сырье – к его получению по низким ценам от зависящих от них стран и сбыта туда же готовой продукции по значительно более высоким ценам. Так устанавливается неэквивалентный обмен, при котором произведенные доходы перераспределяются в пользу технологически развитых стран, усиливая при этом технологическое и социальное неравенство стран в мировом сообществе. И страны, которые опережают других по технологиям, постоянно усиливают это технологическое неравенство со странами, которые согласились быть сырьевыми придатками. Так что быть сырьевой страной – чудовищно неэффективно.

Особенно это странно для нашей огромной страны, согласившейся встроиться в мировые производственные цепочки в самой незавидной роли сырьевого придатка и кладбища отходов. В отличие от всех других стран-аутсайдеров, зависящих от внешних поставок, мы владеем в достаточном количестве практически всеми видами природных ресурсов и территорией для сельскохозяйственной деятельности. Может, поэтому наши «друзья» рекомендуют разбить Россию на маленькие государства, якобы для эффективного управления ими? Кроме того, нашим большим плюсом является отечественный опыт живого планирования экономики и знания экономической кибернетики для создания цифровой экономики – экономической киберсистемы, повышающей эффективность управления экономикой. Поэтому санкции нас не должны пугать. В случае необходимости мы способны реализовать даже принцип автаркии (полного самообеспечения страны) и развить свои высокие технологии для улучшения жизни наших людей.

Если все-таки планировать развитие нашей экономики, понимая, что на этой территории живут люди, жизнь которых должна улучшаться, то нужно принять за аксиому, что внутренние цены не могут быть равными мировым или даже зависимыми от них. Цена, напомню, выражает общественно необходимые затраты на производство продукта в текущем периоде в данной экономической системе. А что такое общественно необходимые затраты? В обществе, в данном случае в России, есть множество разных потребностей – это и сытыми быть, и оборону держать, и в космос летать. И под эти потребности требуется производство конечного продукта. Соответственно, мы должны согласовать наши потребности и возможности, т. е. посчитать необходимые затраты производителей на выпуск заказанных потребителями конечных продуктов – посчитать внутренние цены. А на мировых рынках совершенно другие потребности, совершенно другие запросы – поэтому там и цены другие.

Сейчас получается иначе. Корпорации берут с экономической территории России ресурсы, и, забывая при этом, где они их взяли, заявляют о том, что у них забирают прибыль. Да ничего у них не забирают, потому что здесь цены объективно другие. Россия – это не просто территория добычи ресурсов для других стран, в России живут люди, жизнь которых должна улучшаться, и потому у государства России должны быть четко поставлены цели и задачи развития, определяющие необходимое выстраивание производственных связей. К сожалению, освоившись в мировой экономике, сырьевые компании России не интересуются развитием ее экономики, рассматривая Россию как источник их личного обогащения. Отсюда и требования совпадения внутренних цен с мировыми ценами (Царьград: Почему Россия стала сырьевым придатком и как это изменить).