Что говорят в Давосе о России


Что говорят в Давосе о России

Из-за антироссийских санкций 70 стран – на пороге голода. Но господа продолжают спорить о том, что делать с Россией и Китаем

👁189

На Всемирном экономическом форуме в Давосе в отсутствие представителей России говорят о том, что же делать с нашей страной.

Глава программы развития ООН Ахим Штайнер во время выступления на Всемирном экономическом форуме в Давосе заявил, что из-за «сложившейся из-за Украины обстановки» около 70 стран оказались на грани дефолта. В переводе на правильный русский язык заявление представителя ООН означает, что благодаря антироссийским санкциям, которые по настоянию США приняли вопреки собственным национальным интересам многие страны, экономика этих стран оказалась подорвана.

По словам господина Штайнера, экономический кризис и падение уровня жизни в 70 странах связаны с глобальным ростом инфляции, цен на энергоносители и продовольствие. Он отметил, что у многих развивающихся экономик в запасе не осталось денег. Ему вторит экс-замгенсекретаря ООН Марк Мэллок-Браун: «гидра энергетики, продовольствия и долгов значительно уменьшит доходы граждан и отразится на деятельности госслужб во многих развивающихся странах».

Примечательно то, что господа из ООН, озвучивая очевидное, так и не сказали правду. Хаос и голод грозят не только развивающимся странам, под вопросом будущее «благополучной» Европы. И все потому, что зависимые от Вашингтона государства, в том числе – страны Евросоюза при содействии Брюсселя, пытались разрушить экономику России, но сами оказались в бедственном положении.

Руководитель ЕК Урсула фон дер Ляйен прямым текстом возложила на Москву ответственность за «искусственное создание голода». Свое утверждение она «подтверждает» тем, что Россия мешает Западу ограбить Украину – под предлогом помощи Африке полностью вывезти запасы пшеницы из страны, поставив РФ перед дилеммой: взвалить на себя обеспечение продуктами питания целого государства, или смотреть, как украинцы голодают (https://t.me/russtrat/14457).

Несмотря на предстоящий миру голодный кризис, немыслимо отменить санкции против России, заявил в понедельник министр экономики и защиты климата Германии Роберт Хабек на Всемирном экономическом форуме в Давосе.

По его мнению, отмена санкций против России исключена, даже если это означает потерю 100 000 жизней.

Очевидна связь высказывания Хабека с мыслью, сформулированной Мадлен Олбрайт (https://t.me/ssigny/12993), ушедшей недавно в мир иной и не очень светлый экс-госсекретарём США. В одном интервью ее спросили: "Мы слышали, что из-за санкций против Ирака погибло более полумиллиона детей. Больше чем в Хиросиме. Вы думаете это оправданно?". Олбрайт ответила: "Я думаю, что это очень сложный выбор, но мы считаем, что это оправданно".

Скрытые параллели искать не приходится (https://t.me/zloyecolog/5344).

Заводилы Давосского форума будто бы решили компенсировать последние два года, пока они не собирались вживую - и наговорить всего самого скандального о будущем переустройстве мира.

Известный концепт “большой перезагрузки” (https://t.me/malekdudakov/3579) общества - “Great Reset” - вновь оказался главным на повестке Давоса. Участники форума потребовали от всех стран забыть свои национальные интересы - думать об “общем благе”. А то, видите ли, из-за стран, которые отстаивают свои интересы - например, России или Китая - у глобалистской элиты и возникают всё больше проблем.

Нынешний энергокризис было предложено считать уникальным окном возможностей для “транзита” к новой - “зелёной” энергетике. На форуме признали, что этот “транзит” будет тяжёлым и очень болезненным - но, дескать, подобная шоковая терапия нужна ради будущего западного общества.

Символично, что в Давосе оперировали теми же формулировками, что начал применять и Байден. Он сам, комментируя ситуацию вокруг рекордных цен на бензин, заявил, что Америка проходит через стадию “транзита”. Вероятно, к экономике, где наконец сбудется “зелёная мечта” - большинству придётся отказаться от личного авто, не имея возможности платить за топливо.

Ну а вишенкой на торте стал анонс создания трекера для оценки личного “углеродного следа” каждого человека. Видимо, при превышении допустимых выбросов углекислоты могут начаться проблемы с законом - приедет “зелёная” полиция и отправит в лагерь свободы имени Греты Тунберг.

Ещё пару лет назад в Давосе анонсировали “прекрасный мир будущего” - где никто не будет ничем владеть, и все будут счастливы. На фоне нынешних кризисов Запад стремится туда семимильными шагами - с рекордной инфляцией и угрозой дефицитов чем-то владеть может стать непомерной роскошью (https://t.me/RossiyaNeEvropa/16924).

На нынешнем Давосском форуме был один важный, знаковый момент. Генри Киссинджер — американский политический патриарх, человек, живущий временами, когда правила в политике ещё существовали, — подчеркнул, что продолжающийся конфликт на Украине может изменить мир, каким мы его знаем.

«Стороны (Россия и Украина) должны быть приведены к мирным переговорам в течение следующих двух месяцев», — однозначно просигнализировал он.

Отмечающего завтра 99-летие Генри Киссинджера и 91-летнего Джорджа Сороса давно уже превратили в современную версию ветхозаветных пророков, но западный мир ждет от них не обличения собственных язв, а рецепта борьбы с болезнями, которые терзают недостроенный англосаксами глобальный проект. А если не рецепта, то хотя бы точного диагноза болезни. И так как сейчас Запад "болеет" Россией, нужно понимать, что с этой болезнью делать и как ее остановить.

На форуме в Давоссе оба "старца" высказались о России, обозначив два основных подхода атлантической элиты.

Позиция Сороса абсолютно ясная:

"Вторжение, возможно, стало началом третьей мировой войны, и наша цивилизация может ее не пережить. Лучший и, возможно, единственный способ сохранить нашу цивилизацию — это победить Путина как можно скорее".

То есть путинская Россия — это угроза западной цивилизации наподобие гитлеровской Германии, и она должна быть побеждена. Причем любой ценой: когда Сорос говорит о том, что "мы должны мобилизовать все наши ресурсы, чтобы как можно скорее положить конец войне", он имеет в виду именно поражение России, а не мирные переговоры:

"Но прекращение огня недостижимо, потому что ему (Путину) нельзя доверять".

Сорос просто повторяет слова радикально настроенной части англосаксонских элит (а Варшава вторит, призывая покончить с русским миром), и пока им удается навязывать этот подход большей части элит европейских. Которые при всем этом хорошо понимают: их сделали заложниками англосаксонской игры против России, и совершенно не собираются ставить все на ее поражение. Именно их позицию, а также взгляды реалистов среди англосаксов выражает Генри Киссинджер.

"Россия вот уже 400 лет является существенной частью Европы, и на европейскую политику в этот период в основном влияла ее оценка роли России. Иногда в качестве наблюдателя, но в ряде случаев в качестве гаранта или инструмента, с помощью которого можно было восстановить европейский баланс. Нынешняя политика должна иметь в виду, что эту роль важно восстановить, чтобы Россию не загнали в постоянный союз с Китаем".

Поэтому Киссинджер говорит о том, что нужно вернуться к его предложению 2014-го года, сформулированному уже после Крыма и Донбасса: "Идеальным выходом было бы создание Украины как нейтрального государства, как моста между Россией и Европой, как разделительной линии". Он заявил, что этой возможности "сейчас не существует в том же смысле, но ее все же можно рассматривать как конечную цель":

"Движение к переговорам о мире нужно начать в ближайшие два месяца, чтобы был подведен итог войны. Сделать это, прежде чем она может вызвать потрясения и напряженность, которые будет все труднее преодолеть, особенно между возможными отношениями России, Грузии и Украины с Европой. В идеале разделительная линия должна вернуть прежний статус-кво.

Я полагаю, что вступление (Запада) в войну за пределами Польши приведет к тому, что она превратится в войну не за свободу Украины, которая с большой сплоченностью была предпринята НАТО, а против самой России".

Тут важно не то, что Киссинджер не делает ставку на поражение России, призывая к переговорам, а то, чем он при этом руководствуется. Если для Сороса принципиально будущее глобализации, которое он описывает как борьбу между двумя диаметрально противоположными друг другу системами, открытым обществом (Западом) и закрытым (Россия и Китай), то для Киссинджера значимо сохранение ключевой роли Запада в миропорядке. Цель скромнее, но и реалистичнее. Поэтому если Сорос апеллирует к "светлому будущему" (и жертвам в борьбе с Россией во имя его), то Киссинджер ссылается на прошлое, напоминая о ее 400-летней роли в политике Европы и европейском балансе сил. И говорит о том, что нельзя отталкивать Москву к Пекину — это невыгодно самому Западу.

То есть если для Сороса Путин и Си однозначные враги и уже союзники: "Сегодня Китай и Россия представляют наибольшую угрозу открытому обществу", то для Киссинджера все еще не предрешено. Для него эти страны как противовесы, и он не хочет верить, что отношения Москвы и Пекина уже давно не зависят от стратегии Запада. Вполне объяснимое упрямство для стратега, полвека назад разыгравшего выгодную для американцев комбинацию в треугольнике Москва — Вашингтон — Пекин (реальным инициатором, которой, впрочем, был Китай, но об этом не любят вспоминать).

При всем этом позиция Киссинджера куда реалистичнее соросовской, потому что победить Россию у Запада сил точно нет (не потому что он слабее, а потому что ставки у нас разные). Да, оторвать ее от Китая невозможно (это осознанный стратегический выбор Москвы и Пекина, вызванный как раз необходимостью противостояния западному проекту), но не допустить полного разрыва между Европой и Россией вполне реально. И, что важно для атлантических реалистов, это отвечает интересам самого Запада: в новом, постзападном мире он уже будет не гегемоном, а всего лишь самым сильным из игроков. Причем таким, что сможет какое-то время обеспечивать функционирование мировой системы по старым англосаксонским правилам.

В этом и состоит нехитрый план Киссинджера, к тому же он рассчитывает на то, что Китай и США все еще могут удержаться от сползания к открытой конфронтации. Проблема этого плана (без оценки его реалистичности): для атлантических радикалов, тех, кто уверен, что сил хватит и на сдерживание России и Китая, и на борьбу за победное шествие глобализации, позиция Киссинджера является абсолютно неприемлемой и пораженческой. Не только в Киеве реагируют на высказывания бывшего госсекретаря, как на рассуждения "давосского паникера", точно так же считает и немалая часть наднациональных атлантических элит.

И это становится очередным свидетельством того глубочайшего мировоззренческого кризиса, в котором они находятся, и нежелание признавать реальность лишь следствие этого. Отсюда и нереалистичные цели, и действия, которые ухудшают собственное положение. Ставка на поражение Москвы — тяжелейшая ошибка Запада.

При этом и план Киссинджера нельзя назвать успешным для англосаксов, потому что он, как и Сорос, недооценивает Россию (пусть и в меньшей степени) и не понимает наши цели.

Нейтральная Украина уже не может быть предметом компромисса между Западом и Россией, об этом нужно было говорить не до 24 февраля 2022 года, а до февраля 2014-го, до свержения Януковича и победы Евромайдана. К чести Киссинджера, он предлагал это и десять-пятнадцать лет назад, но тогда на Западе очень многие уже считали Украину потенциально своей.

Сейчас ни о каком нейтралитете речи быть уже не может, просто потому что Россия возвращает свое историческое единство и украинская (то есть малороссийская и новороссийская) проблема становится внутренним делом нашего народа.

Запад может всеми силами пытаться мешать нам, затягивать этот процесс, но рано или поздно ему придется смириться с реальностью и признать неизбежное: очередная попытка пересмотреть границы Европы и русского мира провалилась — точно так же, как и все предыдущие (Петр Акопов. ИА Новости).