Гайдаровский форум - голос регионов


Гайдаровский форум - голос регионов

Российскую деловую повестку нового 2022 года 13 января открыл Гайдаровский форум в Москве

👁187

Мероприятие в этом году проходит в объединенном телевизионном формате, т. е. эксперты собираются вживую — в студиях на площадке РАНХиГС, а участники наблюдают за ходом обсуждений в режиме онлайн. Одной из центральных встреч форума стала секция под названием «Как развивать бюджетный федерализм?». Вести беседу пригласили главного научного сотрудника Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Наталью Зубаревич, а гостями стали председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин, президент Республики Татарстан Рустам Минниханов и губернатор Челябинской области Алексей Текслер.

«Мы страна с чудовищно неравномерной налоговой базой, и никакого легкого решения здесь не существует. Объединять страну в 13 субъектов, я надеюсь, мы не будем ради того, чтобы выровнять?.. Это невозможно», — задала остроту предстоящему обсуждению Зубаревич.

Далее она обратила внимание собравшихся на ряд проблем. «Рентные налоги (например, НДПИ — прим. авт.) собираются в федеральный бюджет, и в дальнейшем очень малая часть полученных средств распределяется в регионы. Поэтому как мы перераспределяем, какие критерии при этом? — задавалась Зубаревич вопросами и сама же попыталась на них ответить: — Да, рентные налоги должны собираться в федеральный бюджет, это нормально, стабильный налог — НДС — туда же. Раз так, если мы не можем поменять пропорции сильно, может быть, мы от каких-то обязательств освободим регионы, которые выглядят сейчас трудноподъемными? Например, страховые платежи за неработающее население [в фонд ОМС] », — предложила Зубаревич.

Также она считает неправильным, что дотация на выравнивание бюджетной обеспеченности, которая раньше в составе федеральных трансфертов, приходящих в регионы, составляла порядка 70%, а «теперь хорошо, если четверть». Зато все больше денег отправляют в регионы в формате «иных межбюджетных трансфертов», которые не имеют понятного механизма контроля.

В то же время постоянно растет доля субсидий регионам. «Это то, что назначают федеральные министерства, они же это частично финансируют, а регион встает во фрунт и выполняет все, что сказали сверху», — удивлялась эксперт.

«Почему у нас уровень душевой бюджетной обеспеченности [такой, что регионы], которые очень приличную долю денег в виде налогов отдают в федеральный бюджет, получают обратно немного? И это душевая бюджетная обеспеченность, как заборчик, почти сравнена и у высокодотационных, и у кормящих регионов. Не кажется ли, что этот уровень выравнивания дестимулирует слабые регионы развивать свою налоговую базу?» — задавалась она справедливыми вопросами.

В то же время Зубаревич отметила, что такая централизация ресурсов показала свою эффективность в сложный «ковидный» год. «Я впервые увидела преимущество централизации бюджета: очень быстро были выделены средства, в 1,5 с лишним раза выросли трансферты регионам, чтобы снять резко возросшие проблемы у бюджетов субъектов», — подчеркнула Наталья Васильевна. Позже Кудрин согласится, что «столько никогда не давали субъектам»: в прошлом году поддержка регионам в 2021 году была исторически самой высокой — почти 3,5 трлн рублей.

То есть в форс-мажоре такая мобилизационная бюджетная модель показала себя хорошо, но, может, стоит ослабить поводья после окончания пандемии, рассуждала Зубаревич. Да и к распределению «противоковидных» денег у эксперта оказалось немало вопросов. У некоторых регионов трансферты едва покрывали выпадающие доходы, но были и такие регионы, у которых выпадающих доходов не оказалось, а им, «на минуточку, по 30–40, а то и по 50 миллиардов добавили». Все свои «почему» и «как» Наталья Васильевна обрушила на головы приглашенных гостей.

«В регионах виднее, где сейчас проблема»

Кудрин не стал отвечать на все и сразу, он выступил со своим взглядом на развитие бюджетного федерализма. По его мнению, у регионов «должны быть не только доходы, но и полномочия», а также «свобода рук». Но пока эти руки у регионов крепко связаны многочисленными законодательствами и регламентами.

«Это регулирование должно быть несколько ослаблено, — уверен Кудрин, — а регионы должны иметь больше свободных ресурсов. Там (в регионахприм. ред.) виднее, где сейчас проблема». Словом, у каждого региона свои «болячки», вот пусть и лечат их согласно своему разумению.

Председатель Счетной палаты РФ привел статистику, сколько налогов остается в центре (55%), а сколько передается в регионы (45%). В 9 регионах страны собирается 59% всех доходов бюджета. 16 регионов РФ генерируют 72% налоговых платежей.

«Это означает, что в остальных 69 регионах всего 28 процентов. Видите, какая разная доходная база, поэтому, конечно, центр объективно обязан перераспределять доходы через себя», — объяснял Кудрин. Отладкой этой модели перераспределения денег он сам занимался в свою бытность министром финансов РФ.

Кудрин согласился с критикой Зубаревич, что доля дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов за последние годы сокращалась. В «министерские» годы Кудрина данная доля составляла 70% от всей финансовой поддержки регионов, а сегодня — порядка 27–30%. При этом субсидии «целевые, связанные, по которым губернатор не имеет права шагнуть в сторону», в последние годы растут.

Кудрин заявил, что нужно вернуться к доле «несвязанной» поддержки регионов до уровня 35–50% и «дать свободу субъектам». Кроме того, он уверен, что следует сокращать количественно разновидности субсидии (за последние годы число разного рода субсидий выросло со 126 до 313), какие-то можно объединить.

В общем, нужно снижать бюрократию. Иначе получается так, что больница возводится по одной субсидии, а дорога к ней — по другой, но из-за слабой координации они строятся в разное время, в итоге зачастую больницы вводятся без дороги или наоборот.

«Власти думают, что снизится эффективность, но мы видим, что [при этом] не учитывают важных деталей», — сожалеет экс-министр финансов РФ.

Далее он поддержал тезис Зубаревич о том, что следует передать на уровень РФ расходные полномочия по оплате страховых взносов за неработающее население (пенсионеры, дети, неработающие граждане). Всего в 2021 году в фонд ОМС субъекты заплатили 783 млрд рублей. Кудрин считает, что начать можно было бы с пенсионеров (они и так получают пенсию из федеральной казны) и детей.

«Все перетекает в федеральный бюджет. Тихо-тихо то это забрали, то это…» 

«Теперь черед тех, кто лучше всего знает реальную жизнь — руководителей регионов. Рустам Нургалиевич, как вы видите больные места и возможности российского бюджетного федерализма?» — обратилась Зубаревич к президенту РТ. 

Тема дискуссии актуальная, но она никогда не найдет общего понимания, потому что стороны преследуют разные интересы, начал выступление Минниханов. Он признался, что сам, работая в администрации Высокогорского района, считал, что люди, которые сидят в Казани, «не все понимают». 

«Но, когда Шаймиев меня поставил министром финансов, оказалось, что там работают очень подготовленные и профессиональные люди, они все делают правильно. Все зависит от того, где ты находишься. Я на федеральном уровне никогда не работал. Сегодня у меня есть большие претензии к федеральным коллегам, которые я вслух никогда не говорю. Я исхожу из той ситуации и видения, которое есть у меня как у руководителя субъекта», — оговорился спикер.

«Наверное, мне повезло, что я работаю в самодостаточном регионе, с большой диверсифицированной экономикой. Если взять нашу республику, все перетекает в федеральный бюджет. Тихо-тихо то это забрали, то это… Этот момент есть. Я понимаю, что у федерального бюджета есть большие задачи: вопросы обороны, правопорядка. Здесь нам надо находить общие компромиссы», — сказал президент РТ.

Во время пандемии коронавируса у республики возникли серьезные бюджетные проблемы, в этот период президент РФ Владимир Путин и федеральное правительство быстро принимали необходимые решения. С этой точки зрения, добавил Минниханов, трудно критиковать власти, потому что «инфраструктурное меню» дает республике новые возможности. Речь, очевидно, шла об «инфраструктурном меню», которое было запущено с легкой руки вице-премьера РФ Марата Хуснуллина: Татарстан в рамках ряда проектов вправе рассчитывать на сумму поддержки в 15 млрд рублей.

«Главное, чтобы не передумали те вещи, которые озвучили»

Далее президент Татарстана привел данные о состоянии экономики региона. В 2021 году валовой региональный продукт Татарстана вырос в 3,2 раза по сравнению с показателем 2010-го. «Был триллион — стало 3,2 триллиона. Доходы выросли, к сожалению, только в 2,4 раза. Те шаги, которые предпринимаются нашими коллегами, которые отвечают за федеральную часть… Идет некий переток. Понятно, что есть регионы, которые надо поддержать. Если бы я работал в депрессивном регионе, мое выступление было бы другим», — признался Минниханов.

При этом Татарстан — это «не пассажиры, не нахлебники», а серьезный регион, который вкладывается в федеральный бюджет. И это не только доходы от добычи нефти. Кроме крупных проектов в нефтепереработке, нефтехимии и машиностроении Татарстан усиливает работу по улучшению условий для малого и среднего бизнеса, продолжил президент. В республике было создано 94 промплощадки на 40 тыс. новых рабочих мест. В прошлом году их резиденты показали выручку в 320 млрд рублей и перечислили 28 млрд рублей налоговых платежей. Промпаркам в Татарстане все труднее добиться господдержки из федерального бюджета, обратил Минниханов внимание Кудрина.

Вместе с тем Минниханов заявил, что благодарен правительству РФ за решения, принятые в части поддержки развития инфраструктуры в регионах. «Мы (имеется в виду бюджет — прим. авт.) вкладываем в инфраструктуру, тем самым проект становится более „проходным“, и наши компании… та же „Татнефть“ на ТАНЕКО запустила 6 установок, это 6 заводов. Инвестиции — 56 миллиардов. Если бы мы не включились, если бы федеральный бюджет не дал гарантию возврата этих инвестиций, этого бы не было», — уверен Минниханов.

Говоря это, президент ссылался на постановление правительства РФ №1119 (предполагает господдержку на возмещение затрат на создание, модернизацию и (или) реконструкцию объектов инфраструктуры индустриальных парков, промышленных технопарков и ОЭЗ). «Постановление №1119 позволяет расширяться: производство ПАН-прекурсоров, сырья для углеродного волокна, появилось, открылся завод Aurus. Они сейчас строят инфраструктуру, туда приходят резиденты и…» — не закончил фразу президент РТ.

«А места больше нет», — добавила Зубаревич.

«Нет, есть место, — поправил ее Минниханов и, улыбаясь, добавил: — Ограничения наших „хотелок“ нет».

Далее он упомянул вскользь и новый механизм, который позволит регионам «списывать» взятые в прежние годы бюджетные кредиты пропорционально налоговым поступлениям в федеральный бюджет от реализации новых инвестиционных проектов, о чем совсем недавно говорилось на татарстанской коллегии минфина с участием министра финансов РФ Антона Силуанова.

«Нас не услышали. Бюджет потерял налог на прибыль»

Далее Минниханов вспомнил столь характерную для взаимоотношений «Москва – регионы» тему с отменой налоговых льгот для предприятий, добывающих сверхвязкую нефть и работающих на выработанных месторождениях. В свое время гендиректор «Татнефти» Наиль Маганов заявлял, что рост налоговой нагрузки на компанию составит 80 млрд рублей ежегодно. Реформа означала и сокрушительный удар по бюджету Татарстана (НДПИ идет в федеральный бюджет), а в республике остается только налог на прибыль, которая при таком раскладе резко снизится.

«Обидно, когда по прошлому году мы потеряли порядка 30 миллиардов рублей из-за того, что высоковязкую нефть приравняли к классической нефти. Тепловым методом добываем, а налоги платим так, будто классическим методом добываем [нефть]. Нас не услышали. Наш бюджет потерял налог на прибыль. Нефтяная компания потеряла свою инвестиционную составляющую», — отметил Минниханов.

Посетовал глава РТ и на то, что депутаты принимают решения, при этом не советуясь с регионами. В пример он привел право получить налоговый вычет за занятия спортом. «Подоходный налог — наш. Это порядка 10 миллиардов рублей. Я же не против этого. Но, если федеральное собрание принимает решение, будьте любезны… Здесь федеральный бюджет должен эти вопросы [решать]».

— Рустам Нургалиевич, так приятно быть добрым за чужой счет, — едко прокомментировала этот момент Зубаревич.

— Наверное, они этого просто не знают. Если бы знали, по-другому сделали бы. Но наш голос не дошел, — резюмировал Минниханов.

Припомнил президент РТ и реформу акцизов на крепкий алкоголь. В 2015 году акцизы было решено направлять в федеральный бюджет, после чего они перераспределяются между регионами пропорционально проданному там алкоголю. 

«Алкоголь был нашим, мы занимались им, продвигали наши компании. Увидели, что там доходы большие: раз — и алкоголь централизовали в федеральный бюджет. Но в целом мы благодарны министерству финансов. Мы спорим, но друг друга слышим», — сказал Минниханов.

«Если бы я в министерстве финансов работал, я бы тоже централизовал [акцизы]. Но, так как я не там, считаю, что неправильно с нами так поступать. Еще раз говорю. Кудрин в регионе работал, он был другим, в минфин пришел — стал другим. В Счетной палате он вообще святой, правильный. Смотря где ты находишься и какие задачи решаешь. Поэтому у меня нет никакой критики к людям, которые принимают решения, я просто исхожу из моего положения. Если бы я был там, я бы, может, еще жестче поступил», — резюмировал президент Татарстана.

Инвестиционные расходы составляли 15–20 процентов и выше, а сейчас в среднем — 10–11

Текслер выступил не только как губернатор Челябинской области, но и как глава комиссии Госсовета РФ по направлению «Экономика и финансы». Он отметил, что баланс доходов между федерацией и регионами за последние 10–20 лет меняется в пользу центра. Если раньше субъект оставлял себе более половины доходов, то сейчас до 55% идет в пользу федерации.

«Вторая проблема — это дифференциация между обеспеченными и дотационными регионами. Это одна из ключевых проблем, поэтому нужны дополнительные решения для их выравнивания. Например, уже была озвучена тема о передаче на федеральный уровень оплаты страховых взносов по обязательному медицинскому страхованию за неработающее население. Я ее полностью поддерживаю», — поделился Текслер.

Федеральные решения формируют дополнительные или новые расходы для регионов. Это неправильно, и они должны, безусловно, компенсироваться, считает губернатор. В Бюджетном кодексе есть такая норма, но она выполняется не всегда. Следствие всего этого — снижение инвестиционных расходов регионов. Еще 6–7 лет в общей структуре расходов инвестиционные расходы составляли 15–20% и выше, а сейчас в среднем — 10–11%, привел цифры докладчик. Он также предложил разделить между субъектами федерации доходы от табачных акцизов. Регионы готовы заняться борьбой с табачным контрафактом, это было бы им «только в плюс», добавил Текслер.

«У нас 5 миллиардов рублей ушло, проблема орфанников осталась»

В завершение обсуждения Зубаревич предложила спикерам рассказать об одной наиболее важной болевой точке или возможности сдвига. Кудрин назвал перенос расходов на ОМС на федеральный уровень. Минниханов высказался против этой меры.

«Сейчас они неработающих заберут, налог на прибыль заберут. Один процент у нас взяли, обещали, что закроют тему орфанников (люди с редкими заболеваниями — прим. ред.). Нет, у нас 5 миллиардов рублей ушло, проблема орфанников осталась, хотя детей обеспечили. Для нашего региона ничего не надо, не трогайте. Вот это есть, пусть так и будет. Наша задача — нарастить ВРП до 5 триллионов рублей, у нас денег хватит в этом случае. Для нас важно, чтобы манипуляций не было», — высказался Минниханов.

«Регионы, у которых прибыли нет, скажут: „Конечно, забирайте хоть 2 процента“. Но для нас даже один процент — это очень много», — подчеркнул президент. Кудрин согласился, что высвободившиеся деньги должны остаться в регионе. Позицию поддержал Текслер: «Ни один из регионов с высоким уровнем прибыльности пострадать не должен».

БИЗНЕС-ONLINE