Мятеж в Казахстане: ущербность постсоветской государственности и ход на упреждение


Мятеж в Казахстане: ущербность постсоветской государственности и ход на упреждение

Тот факт, что государственными изменниками оказались чиновники высшего ранга, свидетельствует о несостоятельности государственности Казахстана

👁247

В хитросплетениях внутриполитического заговора в Казахстане, переросшего в первых числах января в отрытый мятеж, эксперты будут, вероятно, разбираться долго. Являлось ли главной целью заговорщиков (в числе которых оказался и глава казахстанской госбезопасности!) окончательное устранение от власти Назарбаева-елбасы вместе со всей его группировкой, либо имела место более сложная подноготная с участием внешних сил, пока не вполне ясно. Но два ключевых вывода можно сделать уже сейчас. Значимость их сложно переоценить как для понимания настоящего, так и обозримого будущего России.

Первое. Вооружённый мятеж, стремительно охвативший крупные города западного, центрального и южного Казахстана, в очередной (в который уже!) раз высветил слабость и уязвимость государственных конструкций на постсоветском пространстве. Пальцев одной руки хватит, чтобы перечислить страны – республики бывшего СССР – в которых за минувшие тридцать лет не случалось государственных переворотов, “цветных” революций, гражданских и межэтнических войн, разгромов толпами манифестантов правительственных и президентских резиденций….

На протяжении длительного времени Казахстан выглядел одним из немногочисленных оплотов стабильности на просторах распавшегося Союза, но в три считанных дня мятежники перевернули с ног на голову и его. Скорость рассыпания механизмов государственной власти Казахстана со 2 по 5 января поражает. Если во второй день нового года всё выглядело как тривиальный протест граждан из-за экономических неурядиц, то через трое суток в руки повстанцев без серьёзного сопротивления со стороны полиции и военных уже переходили один за другим государственные учреждения, международные аэропорты, оружейные арсеналы.

Экстренно обратившийся к руководству ОДКБ и России действующий президент Казахстана К-Ж. Токаев, судя по всему, оценил складывающуюся внутри страны ситуацию как катастрофическую, ибо ничем иным объяснить его прошение о военной помощи объяснить нельзя. Масштабы катастрофы ещё предстоит в полной мере определить, но уже тот факт, что государственными изменниками оказались чиновники высшего ранга, свидетельствует о фактическом параличе государства как такового.

Президент Токаев, пытавшийся поначалу умиротворить мятежников посредством крупных политических уступок (отставка правительства – это гораздо более, чем просто широкий по отношению к противникам жест) вскоре оказался в буквальном смысле припёрт к стенке. Остаётся только гадать, сколько суток или даже часов ему оставалось номинально оставаться в должности (а вполне возможно – и в живых), не начни в ночь на 6 января разгружаться в алмаатинском аэропорту подразделения российских ВДВ.

Вот так, за какие-то трое суток фактически обрушилась казахстанская государственность, на протяжении десятилетий выглядевшая непоколебимо стабильной даже на фоне России. От полного краха её спасла политическая воля Москвы, но удастся ли в кратчайшие сроки окончательно подавить мятеж, или же Казахстан ожидает постепенная “сириизация”- на данный момент ясно не до конца.

Только стороннему или не знающему новейшей истории наблюдателю рыхлость постсоветских государств может показаться удивительным феноменом. Образования, уходящие корнями в гнилостную эпоху дробления СССР и раздела его наследия, с самого начала имели немного шансов оказаться устойчивыми. Не будем забывать, что почти повсеместно инициативу в процессе приватизации собственности и власти захватили мафиозные по сути группировки, являвшие собой симбиоз части переродившейся позднесоветской номенклатуры и откровенного криминала.

Несмотря на то, что данные процессы сопровождались воплями о демократизации и движении к цивилизованному обществу, на деле в республиках бывшего Союза почти повсеместно уничтожались сколько-нибудь действенные и по-настоящему цивилизованные механизмы разрешения противоречий как внутри общества, так и внутри самой власти (что, кстати, вполне справедливо и для России).

В государствах Средней Азии общий для всего постсоветского пространства процесс дополнялся местной спецификой – бурным возрождением племенной и родовой архаики, ещё более усугубившим общую дисфункциональность образовавшихся при разделе СССР младогосударств. То-то комментирующие сейчас события в Казахстане политологи и журналисты кинулись выяснять, к каким племенным союзам (жузам) относятся высшие лица данного государства. В Казахстане принадлежность государственных деятелей к тем или иным племенам играет важную роль.

Второе. Судя по молниеносности, с которой руководство России приняло решение о направлении военного контингента в Казахстан, уроки из украинской катастрофы 2013-14 г. оно извлекло. В ситуации, когда на Донбассе и на западных рубежах ощутимо пахнет порохом, получить масштабную зону хаоса ещё и на юго-восточной границе, по соседству с Уралом и Сибирью, с единственной, связующей восточную часть страны с центром железной дорогой было бы смертельно опасным.

И эту опасность точно не стоит недооценивать. Колоссальная протяжённость российско-казахстанской границы (свыше семи с половиной тысяч километров!) делает её предельно уязвимой перед вторжением не только организованных вооружённых групп, но и перед наплывом беженцев, который обязательно бы начался, продолжи в Казахстане нарастать хаос.

Но даже если бы организаторам путча удалось в кратчайшие сроки победить, удержав при этом страну от гражданской войны, исход для России всё равно вырисовывался мрачный. Прорвавшиеся к власти деятели, имеющие опору, как показали события, среди сельской молодёжи и радикальных исламистов, совершенно точно установили бы в Казахстане режим, откровенно недружественный нашей стране. Всё ещё многочисленное русское население Казахстана почти наверняка ожидала бы в таком случае жестокая дискриминация (а, быть может, и прямой физический террор), а перспективы дальнейшего использования космодрома Байконур и иных важных военно-технических объектов на территории сопредельной страны сделались бы предельно туманными.

Несмотря на то, что юридические основания для переброски в Казахстан войск стран-участниц ОДКБ в соответствии с официальным обращением её легитимного президента имеются железные, недруги России (как за её пределами, так и внутренние) завели, разумеется, пластинку об оккупации и посягательстве на чужой суверенитет.

Не станем сейчас тратить время на детальный разбор этих лживых инсинуаций.

Юридическую сторону дела вполне доступно изложил российский МИД. Что же до моральной… Пусть каждый из тех, кто считает Россию своей единственной Родиной задастся вопросом о том, что лучше: способствовать быстрому подавлению потенциально угрожающего нашей стране вооружённого мятежа на территории государства-союзника или же, проявив слабоволие, получить у границ Сибири опасного противника, напоминающего общими чертами даже не Украину, а Ичкерию* 90-х.

Ответ, полагаю, очевиден.

Автор: Игорь Бойков

Источник: KM.ru