Война как средство проведения глобальной политики


Война как средство проведения глобальной политики

Каждые 100 лет Запад совершает военное нападение на Россию, чтобы уничтожить своего единственного глобального конкурента

👁511

По мере вступления во взрослую жизнь люди открывают для себя таинственный мир политики. Люди узнают, что есть внутренняя политика государства, которую люди ощущают на себе в своей повседневной жизни. У кого-то эта внутренняя политика ассоциируется с деятельностью Министерства Внутренних Дел (МВД), но у гражданина России и гражданина США разные представления о том, чем занимается МВД: в России — это правоохранительная деятельность, а в США министерство управляет большей частью природных ресурсов и земель под федеральной юрисдикцией, руководит программами, связанными с американскими индейцами, коренными жителями Аляски, коренными гавайцами, а также занимается территориальными делами в островных районах США. Но, чем бы МВД разных стран/государств мира ни занимались — это сфера внутренней политики государства, причём ключевая в смысле обеспечения жизнедеятельности государства.

Также люди узнают, что есть внешняя политика государства, которую в мiре проводит Министерство Иностранных Дел (МИД).

Но на деле люди узнают, что есть какая-то большая, более объемлющая политика, которая вписывает государства, страны, народы, определяет их положение в мире и возможности достижения их интересов. Люди не могут разобраться в том, почему в одних государствах люди работают до изнеможения, но не могут обеспечить своё безбедное существование, а в других государствах люди могут позволить себе вести «полноценную» жизнь, не изматывая себя работой; одни страны — курортные зоны, а другие — зоны экологической катастрофы. Люди хотят знать, почему это происходит, что давит на них и их государства извне.

Чтобы люди НИКОГДА не смогли разобраться в сути этой политики и эффективно действовать на достижение своих интересов, народам мира было подкинуто лжеучение под названием «геополитика», которое не даёт постичь суть реально существующей «глобальной политики».

Учитывая такое положение дел, приводим точные определения видов политики:

Глобальная политика — это деятельность по достижению и осуществлению целей в отношении всего человечества и планеты Земля.

Внешняя политикаb — это деятельность по осуществлению целей правящего класса государства вне пределов его территории и юрисдикции по отношению к другим странам и народам в том или ином регионе планеты.

Внутренняя политика — это деятельность по осуществлению целей правящего класса государства на его территории в пределах его юрисдикции.

О том, кто является субъектом, проводящем внутреннюю и внешнюю политики, всем понятно — это власть — различные системы (государства), осуществляющие управление на подконтрольных территориях.

А вот субъект, проводящий глобальную политику, нельзя идентифицировать на основе существующих понятий о «трёх независимых ветвях власти» — законодательной, исполнительной и судебной.

Власть — это не бирка на служебном кабинете, не кресло начальника — это реализуемая на практике способность управлять.

В процессе управления (осуществления власти) власть разделяется на пять видов:

Концептуальная власть

— распознаёт факторы среды, воздействующие на общество;

— формирует вектор целей в отношении каждого фактора;

— формирует концепции управления для достижения поставленных целей.

Концептуальная власть

— власть идей устройства общества, которые господствуют на протяжении долгого времени, и

— власть людей, которые такие идеи способны формулировать, изменять, и проводить в жизнь.

Концептуальная власть автократична (самовластна) по своей природе и игнорирует все «демократические» процедуры управления обществом, не видящего и не желающего признать её автократию.

Идеологическая власть облекает концепцию в притягательные для народа формы.

Законодательная власть подводит под концепцию юридические нормы, регулирующие социальную жизнь государства.

Исполнительная власть на основе выработанного законодательства структурно и безструктурно проводит в жизнь концепцию.

Судебная власть следит за соблюдением «законности» в обществе.

Совокупность судебной, исполнительной, законодательной и идеологической властей не обеспечивает осуществления полной функции управления в жизни общества. Из этого следует, что, если никто из руководства общества, не говоря уж о большинстве его членов, не может вразумительно рассказать о концептуальной власти в этом обществе, о её деятельности, то такое общество НЕ САМОСТОЯТЕЛЬНО И РЕАЛЬНЫМ СУВЕРЕНИТЕТОМ НЕ ОБЛАДАЕТ.

Каждый в меру понимания работает на себя и свои интересы, а в меру непонимания — на того, кто знает и понимает больше. — Правило ДОТУ.

«"Учение" "Геополитика"» как раз и призвано замкнуть управление различных политических систем (государств) мира исключительно на «четыре независимых ветви власти», что гарантированно лишает государства суверенитета, заставляет их «работать на того, кто знает и понимает больше» и делает их объектом управления со стороны субъекта глобальной политики, которая выражается в процессе глобализации.

Глобализация — процесс объективный и состоит в концентрации управления производительными силами на планете Земля. Этот процесс ни отменить, ни запретить нельзя. И как всяким процессом, глобализацией можно (и нужно) управлять. Но если глобализация объективна, то управление ею носит субъективный характер. Т.е. управление процессом глобализации осуществляется исключительно в соответствии с конкретной концепцией управления.

Глобальную концепцию концентрации управления производительными силами на планете Земля может осуществлять не просто концептуально властный субъект, но обладающий концепцией глобального уровня значимости.

Таких концептуальных глобального уровня значимости субъектов управления на планет Земля всего два: Глобальный Предиктор (ГП) и Русская Концептуальная Власть.

Глобальный Предиктор предстаёт государственно не персонифицировано, в виде Западной цивилизации.

Русская Концептуальная Власть персонифицирована в виде государства-цивилизации России.

Именно то, что только Россия и Запад являются субъектами глобализации, и является причиной ненависти Запада к России, причиной, по которой Запад из века в век приходит с войной на территорию России, а война против России отличается такой жестокостью, какая отсутствует в войнах западных стран между собой — Запад стремится уничтожить своего конкурента по проведению глобализации на планете Земля и уничтожить всех носителей альтернативной концепции управления — «кадровую базу» русского мира.

Агрессия Запада в отношении России носит системный характер. Даже беглого взгляда на русскую историю достаточно, чтобы увидеть, что каждые 100 лет Запад совершает военное нападение на Россию. Вот реперные точки этих вооружённых вторжений:

27 октября [06 ноября] 1612 года — народное ополчение во главе с Кузьмой Мининым и князем Д.М. Пожарским освободили Москву от польских интервентов;

27 июня [08 июля] 1709 года — русская армия под командованием русского царя Петра I в крупнейшем генеральном сражении Северной войны наголову разгромила шведскую армию и её союзников под командованием шведского короля Карла XII;

1812 год — Отечественная война против «нашествия двунадесяти языков» — объединённой армии Европы под командованием французского императора Наполеона I;

19 июля [01 августа] 1914 года — Германия объявила войну России — началась Первая Мировая война.

Каждые 100 лет в Европе формировался субъект, который на самом пике своего могущества шёл войной на Россию. И далеко не случайно то, что первым западным субъектом, пошедшим войной на Россию, является Польша.

Дело в том, что к XVI веку европейское государственное устройство обрело такую ресурсную устойчивость, что было в состоянии начать экспансию для захвата новых территорий. К этому же времени распалась Золотая Орда (1224–1483 гг.), за ней распалась Большая Орда (1433–1502 гг.).

Для осуществления западной экспансии на восток было сформировано государство Польша, которое, по сути, всегда являлось инструментом проведения глобализации ГП в отношении России, что, собственно, и выразилось в польском флаге — двуцветное полотнище, разделённое на равные поля белого и красного цвета. Как инструмент экспансии Польша была сформирована к 1370 году, когда за главой Польши твёрдо закрепился титул «король», и первым королём-иноземцем на польском престоле (1370–1382 гг.) стал король Венгрии Людовик (Лайош) I, из Анжуйской династии. Королевский титул в Западном мире давал признанное другими государствами право быть центром концентрации управления, присоединять к собственному государству другие государства и новые территории. В России же в это время титул высшего руководителя государства был «князь», что приравнивалось к западному титулу «герцог».

Это формальность, и в истории Европы множество примеров того, как герцоги бросали вызов королям и претендовали на то, чтобы самим стать субъектом объединения территорий и государственных образований. Но по отношению к России эта формальность носит принципиальный характер, поскольку России изначально Западом было отказано в какой-либо самостоятельной субъектности — ГП создал Польшу, как государство, которому надлежало стать центром объединения русских земель в одно государство, которое идеологически и концептуально должно находиться в подчинении ГП.

Эту операцию по лишению России субъектности в проведении глобализации порушил первый русский царь Иван IV Грозный, который считал, что объединение русских земель должна осуществлять сама Россия, а не западный цивилизатор.

Иван IV Грозный весьма оригинально решил задачу легитимации государственной власти России в глазах Запада.

Бабушкой Ивана IV Грозный была Великая княгиня Московская, вторая жена Ивана III Великого, мать Василия III, Софья Фоминична Палеолог, она же Зоя Палеологиня (греч. Ζωή Σοφία Παλαιολογίνα; ок. 1455 года — 07 апреля 1503 года), которая происходила из византийской императорской династии Палеологов, и была племянницей последнего императора Византии Константина XI Палеолога (08 февраля 1405 года — 29 мая 1453 года). Родственная близость к императорской династии Византии (Второму Риму) давало Ивану IV право не только на королевский титул, но даже на императорский.

Этим и решил воспользоваться Иван IV Грозный, который начал подготовку к тому, чтобы объявить «граду и миру» себя русским царём, а русское государство — Российским царством. Приготовления шли в строжайшей тайне от заграницы. Для начала 16-летний Иван IV Грозный 13 декабря 1546 года пригласил к себе митрополита Макария и обсудил с ним планы венчания на царство, увязав это с желанием жениться. А уже на следующий день, 14 декабря 1546 года, митрополит Макарий, отслужив молебен в Успенском соборе, пригласил к себе всех бывших на богослужении бояр, в том числе и опальных на тот момент, и привёл их к Ивану IV Грозному. А уже 16 января 1547 года митрополит Макарий венчал Ивана IV Грозного на царство. А вскоре, в феврале этого же года, проходит царский смотр невест, на котором царской невестой избрана Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева (1530/2 год — 07 августа 1560 года), свадьба с которой состоялась 03 февраля 1547 года. Так началась дорога к трону боярского рода Романовых.

Иван IV Грозный готовился к тому, чтобы явить миру новое царство, субъект глобализации, но в 1549 году в Москву приехали польские послы, которые оказались в курсе русских приготовлений. Послы потребовали от России письменных объяснений, почему великий князь Московский стал царём.

Для России предъявление Западу русского царства было преждевременным и пришлось прибегать к различным дипломатическим увёрткам. Но при этом требование письменного ответа, сама возможность требовать этого от России, боярством была категорически отвергнута. Но поскольку информация о приготовлениях России стать субъектом глобализации, который не допустит колонизации Европой лежащих от неё к востоку земель, стала известной Западу, России нужно было делать ответный ход. И через несколько недель уже Иван IV Грозный отправляет своё посольство в Польшу. В Польше русские послы заявили: «Ныне землёю Русскою владеет государь наш один, поэтому митрополит и венчал его на царство Мономаховым венцом».

Однако Европа, находящаяся под идеологическим окормлением католической церкви во главе с Папой Римским, отказалась признать легитимность русского царя, венчанного на царство представителем церкви, легитимность которой для католической Европы была сомнительна. И тогда Иван IV делает «ход конём»: что с того, что Византийская империя (395–1453 гг.) уже давно почила в бозе — главное, что Россия через Софью Палеолог является правопреемницей Византийской империи и есть константинопольский патриарх, а его право венчания на царство никем не оспорено. Неважно, что константинопольский патриарх слаб, а его деятельность во многом регламентирована султаном Османской империи. Необходимый военный ресурс и экономический потенциал есть у России.

Константинопольскому патриарху надо всего-то выполнить формальную процедуру объявления Ивана IV Грозного царём России, т.е. объявить, что он не только равен по титулу европейским королям, но даже превосходит их, поскольку он царь — цесарь — т.е. император, такой же, какими были императоры (Восточно)-Римской империи. А чтобы укрепить константинопольского патриарха Иосифа в деле венчания Ивана IV Грозного на царство, ему из России послы привезли солидную материально-финансовую помощь. Дары патриарху — не взятка — это обычная практика получения в Европе королевского титула — королём всегда становился тот, кто мог доказать на деле, что именно он обеспечит большую выгоду, нежели его конкурент.

В случае с Иваном IV Грозным просто не было конкурента, поскольку королевскую корону в Европе всегда просили у субъекта управления, обладающего мощными ресурсными возможностями. Именно то обстоятельство, что Константинополь потерял своё ресурсное могущество, обусловило, что все банально забыли о том, что юридически он всё-таки оставался легитимным субъектом надгосударственного управления. Вот этой легитимностью и воспользовался Иван IV Грозный, которого в 1551 году константинопольский патриарх Иосиф Соборной грамотой утвердил в царском сане. Грамоту также подписали 36 греческих митрополитов и епископов.

Для ГП в лице коллективного Запада было невозможным признать нелегитимным такое возведение правителя в царский сан, поскольку это сразу рушило всю систему управления в Европе, ведь после крушения в 476 году Западной Римской империи именно (Восточно)-Римская (Византийская) империя осуществляла регулирование государственного строительства в Европе вплоть до 12 апреля 1204 года, когда в ходе Четвёртого крестового похода крестоносцы взяли Константинополь. После этого Византийская империя стала медленно сходить с глобальной сцены, передавая управление подконтрольными регионами новым центрам концентрации управления, сложившимся в Европе. Поэтому по умолчанию была решено, что этот акт возведения в царский сан считать передачей правопреемственности от Византии к России, а константинопольский патриарх был лишён впредь права возведения кого-либо в царский или королевский сан — он вообще был отстранён от участия в надгосударственном управлении.

Таким образом сложилась ситуация, при которой существовали два практически равноценных центра концентрации управления, претендующих на собирание земель русских — Польша и Россия.

За Польшей был коллективный Запад.

Россия была одна, и она переживала все трудности становления государства.

Ликвидацию России, как самостоятельного центра концентрации управления, было решено провести двумя способами:

— Россия должна быть ослаблена внутренней смутой, в ходе которой династию самостоятельных Рюриковичей надо было устранить, а на их место править Россией должна быть поставлена подконтрольная и управляемая с Запада династия. Такой династией стали Романовы.

— После того, как государственность России будет ослаблена, а государство разбалансировано, Польша мощным военным ударом добивает русское государство и включает его обломки в свой состав.

Однако иностранное вторжение не привело к окончательному краху российского государства. Напротив, в стране на основе общественной инициативы сложились центры управления, которые консолидировали народ для отражения иностранной агрессии. А ополчение под руководством Кузьмы Минина и князя Дмитрия Михайловича Пожарского разгромило интервентов. Разгром интервентов не был полным — многие русские земли остались под иностранной оккупацией. И хотя ГП удалось привести на управление Россией новую династию, но Россия сохранилась и как государство, и как субъект глобальной политики.

А вот для Польши военный поход в Россию стал фатальным — Польша как государственный субъект довольно быстро по историческим мѣркам сошла с политической сцены, а на период с 1772 года по 1918 год вообще не существовала как государство. Этот период истории Польши вошёл в историю как «Разделы Речи Посполитой» или «разделы Польши» (польск. Rozbiory Polski, rozbiory Rzeczpospolitej) — раздел территории польско-литовского государства (Речи Посполитой) между Прусским королевством, Российской империей и Австрийской империей в конце XVIII века. Первый раздел произошёл в 1772 году, второй — в 1793 году, третий — в 1795 году. Краткий период существования вассального по отношению к Франции Великого Герцогства Варшавского по сути ничего не меняет.

***

У ГП и России разные способы проведения глобализации: западный мир и русский мир принципиально отличаются друг от друга.

Согласно Концепции общественной безопасности (КОБ), использование Шестого приоритета — это однозначно проигрыш/исчерпание возможностей защиты своих интересов на более высоких приоритетах. Соответственно этому, для того, кто строит жизнь на этом принципе, война допустима только оборонительная и освободительная. Никакая агрессия против других стран с целью завладения ресурсами — недопустима. И Россия НИКОГДА в истории не вела захватнических войн. Расширение русского мiра всегда шло только через оборонительные и освободительные войны.

ГП также рассматривает Шестой приоритет Обобщенных средств управления/войны (ОСУ) как низший приоритет управления. Однако, при этом Шестой приоритет не только не рассматривается как исключительная, последняя мѣра — Ultima ratio regum, — но, напротив, Шестой приоритет является одним из основных приоритетов управления, который «ставит точку» в долгом воздействии на более высоких приоритетах на систему(ы), которую(ые) планируется подчинить с целью эксплуатации их ресурсов. Надо понимать, что сам ГП войн не ведёт, поскольку не персонифицирован в качестве какой-либо государственной системы. ГП — это исключительно надгосударственный субъект управления, для которого и государство, и воюющая сторона в гражданской войне, всего лишь системы, набор компетенций и уровень государственности которых имеют НЕ принципиальное, а прикладное значение, определяющее лишь некоторые индивидуальные особенности «культурного сотрудничества» ГП с системой. ГП методом культурного сотрудничества входит в управление конкретной системой и корректирует её политику так, чтобы эта система вступила на Шестом приоритете ОСУ в войну с другой системой.

С точки зрения ГП — война двух систем — это планомерный успех в надгосударственном управлении, поскольку через войну, как минимум, критически исчерпывается, а, как максимум, обнуляется ресурсный потенциал стран, государств, народов, которые проведением своей внешней государственной политики могут войти в сферу глобальной политики ГП и, как минимум, затруднить, а, как максимум, воспрепятствовать проведению глобальной политики ГП.

Кроме того, система, находясь в состоянии войны с другой системой, нуждается в укреплении своей ресурсной устойчивости. ГП, как субъект надгосударственного управления, имеет возможность предоставить этой системе помощь в восполнении разнообразных ресурсов (от дипломатической поддержки на внешнеполитической арене до воинских подразделений на поле боя) за счёт других систем. И чем критичнее состояние системы (государства) в ходе войны на Шестом приоритете, тем легче ГП подчинять эту систему (государство) своему надгосударственному управлению, вплоть до полного превращения этой системы (государства) в свой инструмент надгосударственного воздействия на другие страны.

Ещё одной задачей вовлечения систем (государств) в войну является структурное перестроение этих систем (государств). Это аналогично тому, как в строительстве сносят стены в здании, чтобы сделать перепланировку комнат, или же сносится здание вообще потому, что текущая конструкция здания более не отвечает жизненным интересам и целям, а потому на месте снесённой конструкции выстраивается новое здание по новому архитектурному проекту.

Именно так была организована и проведена Первая Мировая война, в которую страны и народы были вовлечены помимо своего желания и государственных интересов, и по результатам которой с карты Мира исчезли четыре империи: Австро-Венгерская, Германская, Османская и Российская, а на их территориях было создано множество новых государств, которые (в своём большинстве) до этого в истории не существовали.

Первая Мировая война была первым этапом единой Мировой войны в XX веке, проведённой в два этапа. Вторым этапом была Вторая Мировая война. Но, если на первом этапе был успех — Первая Мировая война в целом прошла в полном соответствии с планами ГП, то на втором этапе планы ГП по переустройству Мира посредством Мировой войны потерпели поражение — в межвоенный период в Мире сформировался альтернативный ГП субъект глобальной политики — СССР под руководством И.В. Сталина, — который уже в ходе подготовки второго этапа (Второй Мировой войны) вошёл в управление процессами глобальной в целом значимости, чем изменил не только время начала Второй Мировой войны, её ход, но и формат и направленность послевоенного государственного переустройства Мира.

В результате этого ГП не мог двинуться дальше в реализации своих планов глобального переустройства Мiра пока не будет устранён субъект-конкурент глобальной политики, каковым была и есть Россия.

Цель ГП по отношению к России чётко и ёмко изложил «сатирик» Михаил Жванецкий: «Моя мечта — разровнять место, где была Россия, и построить что-то новое. Вот просто разровнять...».

К слову сказать, это было сказано в программе, которую вот уже несколько лет он вел на одном из центральных телеканалов («Россия 1»), у этой программы очень говорящее название — «Дежурный по стране».

Изначально передача транслировалась в ночном эфире в 23:00 (позже — около полуночи) по первым понедельникам каждого месяца. С сентября 2015 года стала выходить по первым воскресеньям месяца (по графику в 00:00, то есть фактически — в понедельник), сразу после эфира политического ток-шоу «Воскресный вечер с Владимиром Соловьёвым».

Источник: Война, стр. 36-43