Юридическая техника Минздрава безукоризненна, но по сути малогуманна


Юридическая техника Минздрава безукоризненна, но по сути малогуманна

Действие приказа Минздрава, который с 22 ноября 2019 года устанавливал новый порядок медицинского освидетельствования водителей на алкоголь и наркотики, было приостановлено до 1 июля 2020 года после того, как Президент России Владимир Путин назвал его “чушью”. Но нужно сказать, что в юридическом смысле этот приказ является безукоризненным

👁250

Действие приказа Минздрава, который с 22 ноября 2019 года устанавливал новый порядок медицинского освидетельствования водителей на алкоголь и наркотики, было приостановлено до 1 июля 2020 года после того, как Президент России Владимир Путин назвал его “чушью”.

Но нужно сказать, что в юридическом смысле этот приказ является безукоризненным, хотя изначально, по “горячим следам” этого взбудоражившего россиян документа, возникло ощущение того, что он не мог вступить в законную силу по причине неопубликования в печати и на  портале правовых актов.

Дело в том, что поиск в “Яндексе” выводит все что угодно об этом приказе, но до официальной публикации в “Российской газете” с его помощью добраться очень сложно, если сразу не задать все точные реквизиты документа. Понятно, что обычному человеку, не юристу, сделать это очень сложно.

Также поиск в “Яндексе” не приводит и к порталу правовых актов, где приказ обязательно должен быть опубликован, иначе он не может быть зарегистрирован в Министерстве юстиции России. Хорошо еще, что сразу же появляются ссылки на этот документ в правовых системах “КонсультантПлюс” и “Гарант”. Но публикации документа в этих информационных системах не считаются официальными, и нельзя ссылаться на них, скажем, при рассмотрении дела в суде.

Поиски на портале правовых актов также не дают результата: найти этот злополучный приказ с помощью его поисковой системы никак не удается. Но, оказывается, документ на портале все-таки есть, но пробраться к нему можно только если искать по дням публикации, т.е. его можно найти лишь зная, что он был включен в систему 11 ноября 2019 года.

Догадаться об этом можно, зайдя на официальный сайт Минздрава России и взглянув на фотоизображение приказа, где виден штамп регистрации. Но найти эти сведения на сайте ведомства неопытному человеку тоже непросто.

Однако если подходить к ситуации чисто формально, то все требования юридической техники были соблюдены, потому что этот приказ № 731н от 10.09.2019, вносящий изменения в приказ от 15.06.2015 № 344н был официально опубликован в Российской газете 11.11.2019 и через одиннадцать дней он должен был вступить в силу, если бы в дело не вмешался Владимир Путин.

Так что можно сказать, что юридическая техника Минздрава безукоризненна, но малогуманна, так как по отношению к обычному гражданину России, не имеющему юридического опыта, этот порядок публикации документов выглядит издевательским.

Но и это еще не все!

Дело в том, что по юридической технике приказ от 10 сентября 2019 года вносит изменение в ранее изданный приказ - в приказ от 15 июня 2015 года № 344н “О проведении обязательного медицинского освидетельствования водителей транспортных средств (кандидатов в водители транспортных средств)”. 

В результате этого, мы в приказе от 10 сентября 2019 года не видим актуальную версию документа, а только лишь указания на то, какие пункты и подпункты в старом приказе исключаются и какие пункты к нему добавляются.

Справедливости ради нужно сказать, что текст добавляемых пунктов в приказе приводится в полном объеме. Но, все равно, при этом, после ознакомления с приказом от 10 сентября 2019 года, не возникает целостное представление о том, какова же окончательная действующая в данный момент времени версия первоначального документа.

А теперь вспомним, что после того, как к делу подключился Президент России, в приказ от 10 сентября 2019 уже тоже внесено изменение - в части вступления документа в действие. И понять, каков же в настоящее время окончательный текст нормативного акта, становится еще сложнее.

И вот теперь представьте себе, что какой-то гражданин обращается в суд с жалобой на действия какого-либо лечебного учреждения. И этот гражданин, может быть, сам, или же с помощью адвоката, вынужден пошагово воссоздать актуальную версию приказа от 15 июня 2015 года № 344н. Иначе он не сможет подать в суд юридически обоснованную жалобу. 

После этого ответчик (лечебное учреждение) готовит ответ на исковое заявление, и для этого воссоздает свое представление об актуальной версии приказа, на который ссылается истец. И совсем не факт, что эти два представления о нормативном документе совпадут во всех деталях, так как каждая из сторон может какие-то из них исказить в связи со своей заинтересованностью в результате рассмотрения дела в суде.

Далее судья, у которого на рассмотрении находятся десятки дел, тоже вынужден пошагово воссоздать актуальную версию приказа от 15 июня 2015 года № 344н. И исходя из этого, он выносит свое решение. И не исключено, что судья может просто поверить одной из сторон, которая будет в его глазах более убедительна.

Но всего этого можно было бы избежать, если бы, в порядке соблюдения юридической техники, в приказе Минздрава имелся еще один пункт, который гласил бы следующее: “Утвердить актуальную версию приказа от от 15 июня 2015 года № 344н (приложение 1)”.

А к приказу должно иметься приложение, содержащее утвержденный текст последнее версии документа. 

В этом случае, любому гражданину, в том числе и судьям, не пришлось бы мучительно по абзацам реконструировать нужную версию документа, который необходим для принятия справедливого правового решения.