В Китае нет коронавируса, потому что там нет паники


В Китае нет коронавируса, потому что там нет паники

Игорь Гундаров: умирает сейчас не больше, чем скажем в позапрошлый год, когда про COVID-19 никто не слышал. В Китае посадили всех паникеров и запретили тестирование на коронавирус. И в Китае нет эпидемии, и в России не будет, если привлечь к ответственности тех, кто преднамеренно сеет и нагоняет страх смерти в обществе

👁401

«ОДИН ИЗ ГЛАВНЫХ ВЫВОДОВ ГОДА — ЗАПРЕТИТЬ ПОЛИТИКАМ ВМЕШИВАТЬСЯ В ЗДРАВООХРАНЕНИЕ»

— Игорь Алексеевич, давайте подведем своеобразные итоги года, который полностью прошел под знаком COVID-19. По официальным данным ВОЗ, в мире на середину декабря болели 74 миллиона человек, умерли около 2 миллионов. Больше всего случаев инфицирования зафиксировано в США, Индии, Бразилии и России. В РФ вирусом заражены около 3 миллионов человек, умерли около 50 тысяч. Оптимизированные в соответствии с принципами неолиберализма системы здравоохранения в большинстве стран не справлялись с потоком больных. Врачи, правительства и уважаемые академики советуют носить маски и максимально изолироваться и дистанцироваться, но пока света в конце тоннеля не видно. Как итоги года представляются вам?

— То, что происходит сейчас, повторяется каждый год. Люди не читают наши с вами беседы и делают глупости. Если бы читали, то знали бы, что есть три волны каждый год, которых нет необходимости пугаться и делать страшные глаза.

В качестве приятной новости нужно отметить отсутствие эпидемии в Китае. Если вы обратили внимание и следите за цифрами, то видите, что там нет увеличения числа зараженных и, самое главное, нет роста смертности. Это не какие-то волевые действия, когда запретили говорить об эпидемии, а смертность растет, нет, там не так. А что сделали китайцы? Они посадили всех паникеров и запретили тестирования. Исходя из этого опыта, я бы посоветовал нашим властям срочно привлечь к ответственности всех распространителей фейковых новостей и тех, кто преднамеренно сеет и нагоняет страх смерти в обществе. Под это у нас уголовная статья есть. И запретить тестирование. И тогда мы увидим, что смертность не растет. У нас же смертность от пневмоний не увеличилась за этот год. Она такая же, какой была в прошлом. Поэтому, чтобы сбить волну нагнетания, искусственно вызванных паники и нервозного состояния общества, нужно перенять опыт Китая. Раньше, в прошлые годы, ведь никогда не тестировали. И умирает сейчас не больше, чем скажем в позапрошлый год, когда про COVID-19 никто не слышал. Тогда тоже были вспышки пневмоний с непонятной этиологией, но никаких локдаунов не имелось.

— Что нового узнали медики про этот коронавирус за минувший год? Про способы заражения, течение болезни, мутации, осложнения, последствия болезни?

— Что нового мы узнали. У англичан есть поговорка: No news (is) good news, что в переводе означает: отсутствие новостей — хорошая новость. Так вот, мы ничего нового про коронавирус не узнали, а это хорошая новость, значит, он ничем не отличается от предыдущих. Кроме SARS-CoV-2, у нас 3–4 циркулирующих коронавируса, плюс полно других, и вклад этого коронавируса ничуть не больше, чем то, что было в предыдущие годы. Вот что мы узнали.

Дальше, что мы узнали? Что специфического эффективного лечения против этого коронавируса как не было, так и нет. И все разговоры о «Фавипиравирах» и прочих «чудодейственных» препаратах, которые снижают смертность в 3–4 раза, — ложь! Послушайте доктора [Александра] Аверьянова, а это главный пульмонолог федерального медико-биологического агентства, который очень спокойно и грамотно говорит: «Не можем мы лечить вирус, не можем». Я имею в виду вирусно-респираторные инфекции. И надо об этом прямо и спокойно сказать. Не пичкать людей обилием вредных лекарств. Что еще важно по году: вдруг обнаружилось, что политики совершают уголовные преступления, в первую очередь по статье «Самоуправство». Отсюда вывод нам на следующий год: сложные социальные профессии должны управляться специалистами, а у нас сейчас ими управляют «эффективные менеджеры», которые далеки от данных профессий, или вообще политики. А это безобразие. Если вы посмотрите состав федерального штаба, то увидите, что там много представителей МВД, ФСБ, экологии, железной дороги, всяких надзоров, но не найдете ни одного эпидемиолога, вирусолога. И мы видим, к чему это приводит. Одно из требований общественности и бизнеса, который страдает сильнее всех от действий таких «профессионалов»: дайте нам заключение Роспотребнадзора об эпидемиологической ситуации в стране! Чтобы объявлять даже выборочный, частичный локдаун, должна быть эпидемия. А что такое эпидемия? Это значительное превышение эпидемических порогов. И если Роспотребнадзор такое заключение обнародует, то вы увидите, что там нет такого превышения. Эпидемическая ситуация в стране остается относительно нормальной. Следовательно, отпадает необходимость и сама идея говорить о чрезвычайной ситуации, напряженности, разделении и обособлении людей и так далее. Вот публикацию такого документа нужно потребовать.

Второе, что нужно потребовать, — статистику смертности от пневмоний. А ее закрыли. За январь, февраль, март опубликовали, потом вдруг видят, что смертность от пневмоний низкая, даже ниже, чем в прошлом году, а это уже страшно. Почему? Потому что тогда становится очевидной вся глупость с обвалом экономики в этом году. В данной связи большая просьба к Шохину и руководителям бизнес-профсоюза потребовать помесячную статистику: а) по превышению эпидемических порогов и б) смертности от пневмоний.

— И этого будет достаточно?

— Еще что надо потребовать: дайте нам, врачам, работать так, как нас учили классические учебники. Ведь медиков сейчас превратили в пешек. Нам запрещено думать, потому что существует 20 с лишним тысяч стандартов на каждый чих. И если советская и вообще терапевтическая школа исходила из того, что медицина на 50 процентов наука, а на 50 — искусство, то сейчас это все механистическим схоластическим образом обобщено и стандартизировано. Это все равно что наложить 20 тысяч стандартов на деятельность священника. Пришел к тебе человек на исповедь, и ты можешь ему сказать только так, лишь в такой формулировке и так далее. Это же маразм. Так вот, деятельность священника и врача во многом тождественна. Поэтому разрешите нам думать. Нас сейчас лишают клинического мышления. К чему это привело? Сейчас я вам объясню на примере «Коммунарки», главный врач которой получил звание «Героя труда», и президент, когда там был, сказал, что это прекрасная клиника и вы хорошо работаете. Теперь давайте посмотрим, что реально происходит в «Коммунарке». Кто назначил Проценко главным врачом? Он прекрасный анестезиолог. А здесь огромный, 800-коечный стационар, где нужен, и в особенности сейчас, специалист по организации здравоохранения, по контролю внутрибольничной инфекционной ситуации и всего остального. Что в итоге? Проценко сам, может быть, не отдавая до конца отчета в том, что говорит, в своем докладе приводит график, согласно которому с марта летальность у него выросла как минимум в 10 раз. Летальность — это количество умерших на число госпитализированных. Как он это объясняет? Говорит, что когда мы только открылись, то были слабыми как учреждение, у нас не было особого опыта и мы принимали легких больных. Сейчас у нас накопился опыт, есть все необходимое оборудование и мы принимаем тяжелых больных. Отсюда такой драматический рост летальности. А я работал и в скорой помощи, и в приемном покое, и мне непонятно, как это делалось? Вот скорая помощь, которой сообщают, что в «Коммунарке» есть свободная койка, везет больного с показанием на госпитализацию. Она не дифференцирует степень тяжести его заболевания. Показана госпитализация — она его везет. Вот привозит в «Коммунарку», и что получается? Со слов Проценко, в приемном покое его осматривали и говорили: «Нет, это тяжелый больной, а мы госпитализируем только легких». Сейчас говорят наоборот: «Нет, это легкий, а мы берем только тяжелых». Чушь! Этот аргумент Проценко отпадает. Технологически подобное сделать невозможно, да и это было бы преступлением. Тогда вывод: число умирающих увеличилось не от такого разделения. Я сейчас не в отношении Проценко выступаю, а в отношении политиков, которые назначают непрофильных специалистов руководить медицинской отраслью в целом и конкретными ее учреждениями в частности. Нельзя ставить к операционному столу для пересаживания сердца хирурга-проктолога. И тот и другой — врачи-хирурги, но они разные медики. Анестезиолог, самый прекрасный, не может руководить инфекционной больницей.

Теперь дальше. Проценко пишет, что 30 процентов людей умирают в первые три дня от коронавируса, а последующие смерти в основном от сепсиса. И все проглатывают то, что он говорит. А если люди умирают от сепсиса, то откуда он? От того, что там сейчас, другим словом не назову, инфекционная клоака. Сам Проценко перечисляет, что у них там и золотистый стафилококк, и клебсиелла, и кишечная палочка, и другое — целый набор самых разнообразных внутрибольничных инфекций. В советские годы борьба с внутрибольничной инфекцией велась очень жестко. А здесь настолько бесхозяйственно и неграмотно организована работа, что внутрибольничная инфекция бушует. Для объяснения даже новое слово придумали: дескать, внутри организма формируются (то есть самозарождаются?) бактерии-суперинфекты. Что такое бактерии-суперинфекты? Это что, новый вид? Ничего подобного. Не формируются, а идет микст-инфекция, о чем я кричу по всем каналам уже полгода. Скажем, человека привезли в «Коммунарку» с обычным бактериальным бронхитом, а там его заразили еще четырьмя инфекциями, и он скончался от сепсиса. Отсюда вопрос: Путин наградил Проценко званием «Героя труда» за что? Лучше бы президент поехал в Уренгой и любого главного врача периферийной инфекционной больницы наградил. Они все герои. Я уж не говорю о 500 погибших врачах. Кто-то разбирался, от чего они умерли? Была комиссия создана? Опять непрофессиональный подход. В наше время если врач умирает от инфекционного заболевания, то это в обязательном порядке комиссия, разбор вплоть до Москвы каждого случая, а сейчас 500 человек умерли и не знают, от чего! Нужно срочно закрыть «Коммунарку» и провести там тщательную санобработку. Вот один из главных выводов этого года: запретить политикам вмешиваться в здравоохранение, навязывать нам исключительно рыночный подход к системе здравоохранения, где и врачи и люди представляют собой исключительно источник дохода.

— Педиатр и телеведущий Евгений Комаровский предупреждает об опасности чрезмерного внимания общества к коронавирусу. По его словам, фиксация только на проблеме коронавируса «аукнется и дифтерией, и корью, и коклюшем», а у многих людей уже начались депрессия и панические атаки. Кроме того, большинство граждан находятся на пещерном уровне в плане медицинского образования и губят здоровье, занимаясь самолечением, скупая в аптеках все подряд и следуя глупым советам. Во всем этом есть доля истины?

— Не то что есть, я подписываюсь под каждым его тезисом. Он абсолютно правильно оценивает социально-психологическую обстановку. К третьему тезису я хочу добавить: не только занимаются самолечением. Нам, врачам, чиновники из минздрава, так же, как и в ВОЗ, где я три года был экспертом, уже несколько раз за уходящий год меняли рекомендуемый перечень препаратов для лечения! Мало того, если вы посмотрите первый список рекомендаций минздрава по лечению COVID-19, то там 5–7 препаратов с сильнейшими побочными эффектами во главе с сильнейшим антибиотиком, которые мы должны были сразу начать давать больному.

Когда в начале всей этой паники я был на программе Соловьева на канале «Россия» и он меня все время спрашивал: «Чем вы будете лечить ковид?», я ответил: «Аскорбинкой и чаем с лимоном». Нет у нас универсального лекарства от коронавируса! И об этом надо прямо сказать. А мы надуваем щеки и утверждаем, что можем лечить, и минздрав дает тупейшие рекомендации в отношении лечения. Я последние сейчас не беру, но мы же уже создали у людей парадигму, что нужно искать препараты, только лекарства спасут, и все бегут покупать антибиотики, которые написаны в рекомендациях. Более того, я недавно был на передаче «Место встречи» с Норкиным и стал говорить то же, что и сейчас: не нужно делать то, что до конца неизвестно, к каким последствиям приведет и какой эффект даст. А мне ответили: вас пять ученых-врачей соберутся, и у вас будет 7 мнений, поэтому вы там болтайте, а мы будем дело делать. Вам, дескать, важны разговоры, а там люди умирают. На что я ответил: «Позвольте, а кто вам скажет, как лечить?» В качестве иллюстрации этого противопоставления дела и рассуждений показали на экране сложные «весомые» препараты и банку с пиявками, вот, мол, какая дремучесть, что вызвало смех в зале. А врач, депутат Госдумы, правильно показала банку с пиявками, потому что одна из важных особенностей последствий коронавируса, и не только его, — внутрисосудистая свертываемость крови, а лучшего и безопасного средства, чем гирудин пиявок, от этого дела не найдете. Поэтому мое обращение к бизнес-сообществу и всем неравнодушным меценатам: срочно профинансируйте, чтобы завезли пиявок, и всем, у кого тяжелая форма протекания коронавирусной инфекции, нужно ставить их. Гирудин, выделяемый пиявками, не дает крови избыточно свертываться.

И на других передачах я много услышал укоризны: мол, вы там болтайте у себя на кухне и не мешайте нам лечить людей. Зато Собянин, Ракова с рекомендациями выступают. Обыватель, конечно, все это видит, слушает, и какая у него реакция? Правильно, он бежит в аптеку покупать мощнейшие лекарства по списку и начинает проводить на себе и членах своей семьи опаснейший эксперимент по самолечению, который индуцирован «эффективными менеджерами» и политиками, возомнившими, что у них семь пядей во лбу.

«ВТОРАЯ ВОЛНА НАЧНеТСЯ В КОНЦЕ ДЕКАБРЯ – ЯНВАРЕ»

— Есть и совсем ужасные случаи: так, 1 декабря в госпитале ветеранов войн №2 Новосибирской области обнаружили тело повесившегося пациента. С собой покончил пенсионер 1934 года рождения, который проходил там лечение от коронавируса. Это стало уже третьим таким случаем в лечебных учреждениях только данного региона с середины ноября. Случалось такое и в других местах. Понятно, что в каждом случае есть свои обстоятельства, но все-таки почему больные ковидом совершают суицид в больницах, где их хотят излечить?

— А это то, о чем говорит Комаровский, — последствия того психоза, который доводит людей до самоубийства даже в стационарах. И, возможно, того, о чем мы уже говорили, — невыносимых условий, созданных в наших лечебных учреждениях типа «Коммунарки». «Пусть лучше я умру сейчас, потому что дальше так жить нельзя!» — даже у врачей есть такие настроения и состояния. Нагнали панику и на врачей, в результате чего они идут в «красную зону», как на Голгофу. Мне одна знакомая медик говорила: я каждый день иду в эту «красную зону», а если я умру, что будет с моими детьми?! Вот в таком состоянии врач идет на работу и трудится в этом страшном противочумном костюме. Это психоз, да, и он разрушает здоровье человека намного сильнее ковида, ведет его к непредсказуемым результатам. Поэтому и взлетела общая смертность. А структуру этой смертности не дают. Списывают все на ковид, на что-то же надо. Циники, конечно, страшные. А там инфаркты, инсульты, самоубийства и все что угодно — паника, страх, ужас, разочарование и так далее. Вот что делает вмешательство непрофессионалов в узкоспециальную отрасль.

— Появились ли какие-то новые факты и данные в развитии вашей теории глобальных циклов и их влияния на ситуацию с пандемией?

— К названию этой глобальной вирусологической теории мы добавили слово «базово», и теперь ее полное название звучит так: «Базово-волновая теория». Почему мы добавляли это слово? Потому что смотрим только на волны и не обращаем внимания на то, что там под ними, внизу. Это как шторм на море, мы смотрим только на величину и силу волны, считаем величину шторма в баллах, исходя только из величины этих волн, и не видим, не оцениваем, что там под ними. Исходя из подобного, хочу предупредить и напомнить о том, что там, под этими волнами сезонных пиков заболеваний. А там люди тоже болеют, и летом также может быть грипп. Это первое.

Второе. Относительно волн. Они «железно» воспроизводятся. Особенно на Европейском континенте. Дальше что мы определили. Если это космические волны, значит, Земля, вращаясь вокруг Солнца, периодически попадает под воздействие потока, который на разные полушария нашей планеты воздействуют по-разному. И вот я сейчас начинаю смотреть и вижу, что на другом полушарии тоже есть пики заболеваемости, но они на другие месяцы приходятся. Это говорит о том, что Земля, вращаясь, проходит воздействие этого потока в разные пиковые месяцы на разных полушариях. Сейчас мы дорабатываем детали данной теории. Итак, первая волна роста смертности — в конце сентября – октябре. А вторая начнется в конце декабря – январе и будет еще выше. Но, друзья, не бойтесь: это то, что было всегда! Вам сейчас из всех утюгов долдонят, что надо бороться с ковидом и его уничтожить, а если не уничтожим, то это навсегда, всю жизнь придется носить маски, потому что посмотрите: он постоянно выявляется. А мы говорим: да, внутри человека 2,5 килограмма самых разных бактерий, они все время присутствуют у нас. И ковид постоянно будет выявляться, просто его раньше никто не обнаруживал. Поэтому не надо бояться, что он находится. Мы другой акцент делаем — нужно срочно заняться укреплением иммунитета. А нам внушают, что только антитела позволяют не заболеть. Дорогие мои, в организме и кроме иммунитета существует мощная неспецифическая защита сразу против всех микробов. Ведь при холере не все же заболевали. Организм позволяет себе не заболеть. Даже если вы обнаружите у себя этот SARS-CoV-2, ну и что? Человек останется практически здоров. У него мощные доиммунные механизмы. На клеточном уровне есть специальные клетки макрофаги, которые по крови перемещаются и ищут, где враг, чтобы его уничтожить. Они этого врага поглощают и переваривают, там не нужен даже иммунитет.

— А что с вакцинацией, что посоветуете согражданам — делать прививку или пока подождать, и если делать, то какую именно? Ведь та же Попова говорит, что у нас в разной степени готовности находится порядка 10 вакцин.

— Как говорит Путин, это уже целенаправленные интересы хозяйствующих субъектов. Это экономический вопрос. Разработка данных вакцин была делом очень затратным, поэтому нужно возвращать деньги, желательно с наваром. И вам будут впаривать все что угодно, обосновывая необходимость вакцинации. На самом деле вакцинация нужна для тех инфекций, которые представляют большую опасность. Вот там действительно надо вакцинировать. А здесь умирают ежегодно 1 миллион 800 тысяч человек, из которых по причине пневмонии 1 процент, а из-за коронавирусной инфекции 1 процент от этого процента. Значит, опасность коронавирусной смерти одна сотая процента от всех умерших. И тогда какой смысл вакцинироваться от того, что мизер? Давайте тогда вакцинироваться против стрептококка или клебсиеллы, она в 4 раза чаще встречается. Или сразу против всех инфекций, тогда штук 20 вакцин нужно будет произвести и вакцинировать население. То, что происходит сейчас, — это сугубо бизнес-проект, как, собственно, и практически все остальное, что у нас делается якобы для людей и в их интересах.

— Кстати, специалисты онкологического исследовательского центра Фреда Хатчинсона в американском Сиэтле утверждают, что коронавирус уже многократно мутировал и теперь некоторые его разновидности позволяют частично или полностью спрятаться от антител. Против кого мы тогда сделали вакцину и защитит ли она хотя бы на 50 процентов? Ведь уже отмечаются случаи, когда вакцинированные нашим «Спутником» люди заболевали после прививки.

— Как я уже сказал, в вакцинировании от коронавируса необходимости нет, поскольку количество умерших непосредственно от него — мизерное.

Дальше, относительно данных утверждений. Это еще даже не гипотеза, потому что для подобного научно обоснованного утверждения нужно провести очень большую выборку и работу. Таких исследований не делали. Сейчас много всего придумывают. То, что они опубликовали, — это одно из гипотетических высказываний.

— В нашем прошлом интервью вы говорили, что грозили подать в суды на некомпетентных руководителей различного уровня, начиная от Собянина и выше, за то, что они нагнетают ситуацию, сеют панику и делают то, что, с медицинской точки зрения, — не нужно. Сейчас что-то подобное готовите?

— Сегодня в суды подавать бесполезно, потому что Верховный суд вынес постановление не принимать к судопроизводству иски против «коронавирусных» действий. Поэтому сейчас посылать что-либо в суд бесполезно. Это потом, когда все стихнет, будем устраивать «разбор полетов». В мае мы эту процедуру сделали, и Сергей Семенович резко сократил все то запланированное, что уже было анонсировано. Помните, там много было довольно уникальных вещей типа прогулок «четных и нечетных» поочередно, с подъездами, домами, рисованием графиков и так далее. Все это тогда моментально отменили, и до сих пор Сергей Семенович соблюдает сдержанность применительно к антиковидным действиям. Если сравнить с крупными городами других стран — я не говорю о странах «ковид-реалистах» типа Швеции, — то Москва на их фоне выглядит как одна из самых благодатных столиц. Да, шумят много, в метро маски и перчатки, но лично я ни разу не видел силовиков, которые ловят и штрафуют. Да, полиции кругом много, но в большинстве случаев она имитирует жесткость. Каких-то «ковид-репрессий», тем более в масштабах, как на Западе, я не вижу.

— Тогда декабрьские данные МВД, согласно которым оштрафованы более 1 миллиона 100 тысяч россиян, а общая сумма штрафов составила более 1,7 миллиарда рублей. Подавляющее большинство (977 тысяч человек) были привлечены к ответственности по статье 20.6.1 КоАП РФ, по которой предусмотрен минимальный штраф 1 тысяча рублей. На втором месте нарушители статья 3.18.1 КоАП Москвы — 109,2 тысячи протоколов. Значительно реже россиян привлекали к ответственности по статье 6.3 КоАП РФ, по которой составлено 21,5 тысячи протоколов с минимальным штрафом 15 тысяч рублей. Об обжаловании этих действий власти сведений нет (хотя о ЧС или угрозе ее возникновения власти не объявляли, а людей по этой статье оштрафовано больше всего).

— Вы правильно подняли вопрос. Я сейчас не знаю с юридической точки зрения, но опротестовать эти действия и вернуть деньги совершенно элементарно. Стоит только спросить, где конкретно и на каком основании вы ввели (если вообще ввели) чрезвычайную ситуацию или режим готовности к ней? И вот тогда выяснится, что Попова не объявляла эпидемии, а если нет, тогда все подобные меры отпадают как сухой лист. Это все можно массово опротестовать, стоит только опубликовать заключение Роспотребнадзора о том, что у нас эпидемические пороги значительно не превышены. Тогда применение к людям всех таких статей автоматически становится неправомерным. У нас нет угрозы эпидемической ситуации!

— Кстати, глава Роспотребнадзора Анна Попова заявила, что в длинные выходные лучше остаться дома или уехать на дачу. Но люди наверняка все равно будут ездить и собираться. Что вы им посоветуете?

— Ведите себя как в прошлом, позапрошлом или в 2015 году, когда реально был свиной грипп. Аккуратность должна быть, конечно, и обязательно. Если рядом кто-то подозрительно шмыгает носом, кашляет и чихает — отойдите. Желательно не переохлаждаться, потому что сейчас идет рост заболеваемости. Избегайте сквозняков. Чеснок оказывает защитное действие, что давно в народе замечено, и вот один из крупнейших пульмонологов говорил, что чеснок содержит фитонциды, которые выделяются с выдыхаемым воздухом и оказывают антивирусное действие. Разумеется, чтобы витамины были, и чрезвычайно важна психологическая уверенность — ничего страшного нет. А даже если заболею, ну и что? И даже если пневмония, ну и что? 95 процентов выздоравливают, из них 80 процентов — без лекарств. Вот что я бы посоветовал дорогим моим соотечественникам.

— Что делать, если почувствовал себя плохо во время 10-дневного новогоднего уик-энда, да еще и не дома, а в гостях, в другом городе? Ведь поедут навестить родственников, друзей, просто на экскурсию, а там тоже врачей работает минимум и коечный фонд забит.

— Что делать? Благодарить небеса, что больница забита. Я же сказал в начале разговора про «Коммунарку», уж куда выше. Так вот, не дай бог сейчас попасть в «Коммунарку», не говоря уже о каких-то еще специально переоборудованных под ковид непрофильных стационарах. Представляете, что там творится? Ведь сейчас же даже некоторые родильные дома под ковид приспособили, а в них нет никаких специальных технологий для борьбы с инфекцией.

А что делать? Прежде всего будьте уверены, что не заболеете. Если почувствовали себя плохо — сразу чай с лимоном, аскорбинка, обильное питье, проветривание помещения. Если температура до 39 градусов, не снижайте, это естественная реакция организма, направленная на то, чтобы активировать антивирусные, антимикробные процессы. Если начала подниматься выше, можно чуть-чуть снизить. Чем вас будут лечить в больнице, да еще в таких экстремальных условиях, в которых находится сейчас вся система здравоохранения? Противовирусных препаратов нет. Если высокая температура затянулась — вызовите врача. Если она бактериальная, только тогда нужно принимать антибиотики. Со всем остальным организм справится сам. Крупнейший пульмонолог Аверьянов говорит примерно следующее: уж чем мы больных только ни лечим, а они все равно живые, иногда даже вопреки лечению. Нет у нас специфических средств против коронавируса, а что делать, я вам перечислил.

Разумеется, если затягивается температура, держится уже больше четырех дней, тогда, конечно, что-то не то, нужно предпринимать какие-то меры. Но опять, вот отвезут в стационар, а к стационарам и стационарному лечению, как я уже сказал, накопилось очень много вопросов, которые нужно немедленно разрешать. Иначе привезут человека с обострением пневмонии, а он там умрет от сепсиса, вызванного внутрибольничными инфекциями.

«СЛЕДУЮЩИЙ ГОД БУДЕТ РЕВОЛЮЦИОННЫМ»

— Еще одна тенденция последнего времени — ученым фактически запрещают говорить о рукотворности отдельных компонентов COVID-19. Хотя, например, старший научный сотрудник профильной лаборатории в национальном центре научных исследований Франции Этьен Декроли сообщил, что ген SARS-CoV-2, кодирующий белок-шип, содержит четыре вставки коротких последовательностей, которые не встречаются в большинстве генетически похожих коронавирусов. Эти вставки, вероятно, и придают белку-шипу SARS-CoV-2 исключительные свойства. Исследования показали, что три из четырех вставок может быть обнаружено в более старых штаммах коронавируса, но четвертая является результатом экспериментов. Что вы об этом думаете?

— Запрещать врачам заниматься поиском истины и высказывать свои гипотезы — преступление. Нам же всем от такого будет хуже, потому что многие открытия рождались первоначально в виде гипотезы, которая не воспринималась обществом. Это первое.

Второе. Что касается конкретно этого, я очень сомневаюсь в том, что данный вирус искусственного происхождения. Почему? Потому что он впервые был обнаружен не в Китае, а в 2017 году в США. Вирусы между собой конкурируют: этот появился, другой уменьшился. Потом какой-то другой увеличится, тот уменьшится. Его абсолютная патогенность — мизерная. Поэтому создавать что-то, что не имеет никакого клинического смысла, — просто неудача той лаборатории или же конструкция выскочила оттуда недоработанная, в виде полуфабриката.

— Когда ковид станет простой опасной болезнью (сезонной, типа гриппа, — серьезной, но не требующей особых мер)? Или он уже сейчас является таковым, а все, что творится вокруг него, — пиар-кампания и не более?

— Это все прекратится осенью следующего года, когда мы планируем провести трибунал. Собрать ученых мира, не ковид-диссидентов и не ковид-экстремистов, а знающих и спокойных ковид-реалистов, которые скажут, что коронавирус — мизерный по патогенности, а все остальное — это уголовные и антиконституционные преступления власти. Причем власти почти всех стран совершают одни и те же преступления. И вот когда мы громко об этом скажем и перечислим поименно уголовных преступников по этим статьям, вот тогда все подобное прекратится окончательно.

— Известный американский журнал Time разместил на обложке номера, который вышел 14 декабря, перечеркнутые цифры 2020, назвав уходящий год худшим за все 80 послевоенных лет. В ведущей статье журнала кинокритик Стефани Захарек сравнила 2020-й с фильмом-антиутопией. А как бы вы оценили 2020-й?

— В 2020 году ковид как бы провел штабные учения, которые показали, что мы совершенно не готовы к опасным инфекциям. Путин даже создал агентство по борьбе с новыми инфекциями. С какими новыми? Что, прямо каждую неделю появляются новые? Никакого этого агентства не нужно, а надо понять, что рыночное здравоохранение не готово противостоять крупным эпидемиям. Хуже всех ситуация в Соединенных Штатах Америки, а там самое рыночное здравоохранение.

Важнейшее второе открытие, сделанное ковидом, заключается в том, что обнаружилась новая реальность — нематериальная социальная атмосфера. Раньше она существовала локально, а теперь глобально по всему миру. Вот эта паника, нематериальное явление, может крушить все вокруг. Чтобы успешно бороться с ним, нужно прежде всего обуздать политиков, которые, подобно больным белой горячкой, начинают бороться с белыми чертиками. А как это сделать? Нужно при всех министерствах — здравоохранения, образования, науки, культуры и так далее — создать независимые научно-экспертные советы, которые имели бы право вето на неверные действия «эффективных менеджеров» и властей.

Ну и третье. 2020 год показал, что народ и власть абсолютно разобщены. Здесь нарушения и справедливости, и прав человека, и всего остального. То, что существует сегодня, надо менять. А какая система отношений и управления должна прийти на смену существующему порядку вещей? Что нужно сделать, чтобы вот это все не повторилось? Как выбирать власть? Как ее контролировать? Ковид подвел своеобразную черту, всем стало очевидно — власть самонадеянна и бесконтрольна, а сон разума рождает чудовищ! А сон разума политиков рождает чудовищ глобального масштаба. Вот, чтобы этого не повторилось, необходимо нам в следующем году сесть и приступить к разработке новой модели формирования государственной власти.

— И последний вопрос. Каким будет следующий год?

— Я придаю очень большое значение 2021-му, он будет революционным. Сейчас власть создала революционную ситуацию. То, что мы имеем сегодня, власть будет продолжать нагнетать дальше: нельзя же сознаться, что понаделали глупостей. Она будет продолжать закручивать «гайки» и готовить таким образом реальную революционную ситуацию. И нам нужно к этому готовиться, чтобы знать, какая система власти должна будет прийти ей взамен. С тем, чтобы не было хаоса, паники, взлета инфляции, краха экономики, здравоохранения и так далее, а существовал нормальный переход. Революция должна быть не кроваво-страшная, а «бархатная», конструктивно-инженерная, как от одного вида энергии переходят к другому. Вот такая революция сейчас нужна в технологиях социальной работы, социального управления.

Вадим Бондарь, БИЗНЕС-ОНЛАЙН

2 января 2021 года