Концепция электронной демократии нужна для обеспечения легитимности удаленного голосования


Концепция электронной демократии нужна для обеспечения легитимности удаленного голосования

ЦИК намерен запустить пилотные проекты в регионах России по электронному голосованию 13 сентября в единый день голосования. Электронное голосование в Москве и Нижнем Новгороде за поправки в Конституцию в целом прошло успешно. Однако здесь пока "телега идет впереди лошади", поскольку концепция электронной демократии еще не выработана и не получила одобрение граждан

👁446

Глава Центризбиркома Эллы Памфиловой заявила, что ЦИК будет развивать форму электронного голосования, поскольку выявлен значительный запрос на него у определенных групп граждан. Также, по ее словам, «самый больной вопрос» при этом касается безопасности системы. Также председатель ЦИК РФ считает, что пока трудно сказать, возможно ли использование электронного голосования на думских выборах. Это будет зависеть от того, как пройдут пилотные проекты, - сообщило РИА Новости.

Но сомнения Эллы Памфиловой, на самом деле, связаны не только с вопросами безопасности. Дело в том, что внедрение технологии удаленного электронного голосования происходит явочным порядком на основе предоставления гражданам права самим выбирать способ голосования - традиционный на избирательном участке с использованием бумажных избирательных бюллетеней или же удаленный электронный с использованием регистрации на Портале государственных услуг. При этом власти не акцентируют внимание граждан на наличие принципиальных отличий удаленного электронного голосования от традиционного. Насколько этот момент осознают граждане и насколько большое значение они готовы придать этому обстоятельству - в настоящее время судить об этом весьма сложно.

Но настанет момент, когда определенные группы влияния выдвинут этот вопрос на повестку дня в качестве одного из центральных. И есть определенный риск в том, что этот момент может наступить совершенно неожиданно для действующей власти, рассчитывающей на полную легитимность прошедшей избирательной компании.

Дело в том, что традиционное голосование является тайным. И вся технология традиционного голосования направлена на обеспечение тайного волеизъявления граждан.

Но при удаленном электронном голосовании о тайности голосования можно говорить с большой натяжкой - в связи с тем, что гражданин должен войти в систему голосования с подтверждением своей личности для получения виртуального бюллетеня электронного голосования.

И что бы ни говорили разработчики системы о том, что само голосование осуществляется с использованием хэш-кодов, шифрующих личность гражданина, все равно у администраторов системы есть возможность определения результата волеизъявления конкретного гражданина.

И такая возможность в системе обязательно должна присутствовать, потому что это необходимо для обеспечения безопасности и разрешения вероятных конфликтных ситуаций.

Прежде всего, это необходимо для того, чтобы исключить возможность фальсификации данных голосования с использованием ложных хэш-кодов, не принадлежащих конкретным избирателям. Такой вариант не исключен в случае как в случае внешнего проникновения в систему, так и в случае предательства IT-специалистов, обслуживающих систему удаленного электронного голосования.

Кроме того, сложно будет говорить о легитимности результатов голосования, если у избирателей не будет возможности проверить насколько правильно был учтен результат волеизъявления в электронной системе. Ведь совершенно очевидно, что переход к электронному голосованию делает невозможным работу независимых наблюдателей за ходом голосования и определением его результатов. Но если избиратели сами смогут контролировать свои голоса, то у независимых наблюдателей появляется возможность с помощью обращения к группе проголосовавших граждан судить об отсутствии или наличии нарушений избирательного законодательства.

Прошедшее 25 июня - 1 июля голосование по поправкам в Конституцию РФ показало, что возможны провокации с участием отдельных избирателей, которые сознательно голосуют как традиционным образом на избирательном участке, так и удаленно электронным способом. И до тех пор, пока граждане будут иметь возможность выбора способа голосования, вероятность таких провокаций не исключена.

Теоретически, человека, зарегистрировавшегося на электронное голосование, система ГАС «Выборы» должна отметить и передать данные на избирательный участок, чтобы там он не мог проголосовать традиционным способом. Но прошедшее голосование показало, что в силу разных причин такое может произойти. И возникает вопрос о том, что же делать с результатами голосования - признать недействительными голоса всех, кто проголосовал на скомпроментированном избирательном участке? А может быть правильнее было бы аннулировать электронный "голос" нарушителя? Но для этого его нужно "вычислить" в системе электронного голосования и осуществить процесс аннулирования этого голоса.

Все эти соображения говорят о том, что достижение полной тайны электронного голосования невозможно. И граждане должны это осознавать, они должны быть об этом заранее проинформированы, чтобы самим фактом своего выбора способа голосования они делали невозможным никакие спекуляции по вопросу легитимности прошедших выборов.