СИНХРОННОСТЬ ПРОЦЕССОВ СОТВОРЕНИЯ ВНЕШНЕГО И ВНУТРЕННЕГО МИРОВ

Развитие внешнего и внутреннего миров человека можно рассматривать в двух аспектах: как индивидуальное развитие отдельно взятой личности, и как развитие этих феноменов в процессе цивилизационного развития человечества (под феноменом в психологии подразумевается некое индивидуальное целостное психическое переживание // ВИКИПЕДИЯ).

Оба эти аспекта развития личности человека тесно связаны, т.к. психофизическое развитие даже зародыша человека происходит не с «чистого листа», а на основе информации, хранящейся в активных и «мусорных» генах, которые несут в себе наследственные отпечатки многих ранее живших поколений людей.

Еще до рождения, а особенно после рождения, психофизическое развитие человека базируется не только на информации, поступающей в мозг ребенка в период бодрствования через его органы чувств, но и на информации, поступающей в мозг ребенка во время сна из внешнего источника данных ‑ из ноосферы, в которой содержатся все исторически сформированные архетипы  жизнедеятельности людей (архетип ‑ основной термин теории К. Юнга, означающий кодирование в структуре головного мозга человека некой «дремлющей мыслеформы», которая составляет основу общечеловеческой символики, то есть врожденная психическая структура, находящаяся в «коллективном бессознательном» // Некрасова Н.А. и др. Тематический философский словарь).

Таким образом, обеспечивается неуклонное поступательное развитие человечества как единого целого, т.к. каждый вновь родившийся человек может, при определенных обстоятельствах, сказать словами поэта: «все, что было не со мной, помню!».

В связи с этим можно говорить о синхронности процессов сотворения внешнего и внутреннего миров человека как об историческом процессе.

Действительно, если рассматривать первобытное общество, то общий внешний мир людей ограничивался достаточно ограниченным ареалом их обитания ‑ территорией, на которой они проживали и добывали средства для обеспечения своей жизни. И эта территория естественным образом ограничивалась их возможностями передвижения без использования каких-либо транспортных средств, в т.ч. без приспособленных для этих средств животных ‑ лошадей, ослов, верблюдов, собак и т.д.

Те индивиды, которые дальше других уходили от традиционных мест обитания, имели более широкий кругозор по сравнению с обычными людьми. И внешний мир для них был протянут до тех мест, где они побывали.

Если образно представить себе освоенный внешний мир отдельными членами сообщества людей в виде закрашенного эллипса, то совокупность этих фигур можно считать как образное представление совокупного общего внешнего мира человечества на некотором историческом этапе его развития.

Хотя каждый отдельно взятый человек за свою жизнь не мог освоить все это совокупное пространство внешнего мира, но наличие у людей специфических средств присвоения информации, которая стала достоянием отдельных индивидов, позволило формировать общий внешний мир, который, вообще говоря, стал доступен для сообщества людей и поэтому можно сказать, что этот внешний мир был присвоен ими как актуальное пространство для расширения сферы своей жизнедеятельности.