РАЗДЕЛЕНИЕ ТРУДА. ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ МИРЫ

Все, что окружает человека, создано или преобразовано его трудом.

Человек, как правило, живет в искусственном, им же самим созданном окружении, или среде, ведь его жилище, мебель, одежда т.д. ‒ все это создано человеческими руками или с помощью механизмов, управляемыми людьми.

Таким образом, получается, что очень много людей работает на каждого из нас. С другой стороны, каждый человек, даже не сознавая этого, что-нибудь делает для пользы других: не существует изолированных людей, одиночек, работающих только на себя и не пользующихся трудом других.

Поэтому где бы человек ни находился и чтобы он ни делал, он все время умножает свой опыт, повышает свою квалификацию, развивает свои способности, перенимает опыт других и делится с другими своими знаниями.

И на этой основе возникают специфические профессиональные миры людей, специализирующихся в той или иной сфере деятельности.

С другой стороны, объективной, независящей от желания людей причиной возникновения различных профессиональных миров является то, что производительность и качество общественного труда значительно возрастают, если производство товаров и услуг организуется на основе так называемого разделения труда, когда конечный продукт возникает в результате работы большого числа людей.

Например, в буханке хлеба скрыт труд не только хлебопекаря и мукомола, но и людей, которые посадили, вырастили и собрали пшеничное зерно, создателей высокоурожайных сортов посевных семян, людей, создавших механизмы для этих работ и машины для перевозки грузов на разных этапах производства, людей, благодаря труду которых произведены и доставлены на поля минеральные удобрения, а также труд учителей, преподавателей и наставников работников, благодаря которым на прилавке магазина появилась эта ароматная и вкусная буханка хлеба, и многих-многих других людей.

Разделение труда (англ. divisionoflabour) ‒ исторически сложившийся процесс выполнения людьми своих специализированных видов деятельности в общем для всех деле, сопровождающийся обособлением, видоизменением, закреплением отдельных видов трудовой деятельности, который протекает в общественных формах дифференциации и осуществления разнообразных видов трудовой деятельности.

Согласно К.Р.Макконнеллу и С.Л.Брю разделение труда увеличивает производительность труда за счёт:

По всем перечисленным причинам разделение труда приводит к увеличению общественного продукта. Как указывает Википедия, разделение труда привело в современном мире к наличию огромного множества различных профессий и отраслей.

В древности люди были вынуждены почти полностью обеспечивать себя всем необходимым, это было крайне неэффективно, что обусловливало примитивный быт и комфорт.

Практически все достижения эволюции, научно-технического прогресса можно объяснить непрерывным внедрением разделения труда. Благодаря обмену результатами труда, то есть благодаря торговле, разделение труда становится возможным в обществах на самых различных иерархических уровнях, вплоть до глобального международного.

Таким образом, разделение труда объективно привело к образованию множества человеческих миров по признаку принадлежности людей к одинаковым сферам профессиональной деятельности.

При этом на стадии глобального переустройства мира стали проявляться новые тенденции международного разделения труда, когда целые страны стали специализироваться в неких основных для них отраслях экономики: появились страны, относящие себя к постиндустриальному миру, в котором основной сферой производства становится так называемая «экономика знаний».

В то же время в других странах преимущественно стали развиваться отрасли материального промышленного производства товаров на основе технологий, переносимых из стран постиндустриального мира.

Это в настоящее время страны Юго-восточной Азии и Китай, ставшие «всемирными мастерскими».

Ряд других стран, прежде всего нефтегазодобывающих, превратился в сырьевой придаток этих «всемирных мастерских» и стран постиндустриального мира.

В результате на стадии глобализации, когда глобальные корпорации стали определять общемировую повестку дня, стали проявляться тенденции сворачивания многообразия человеческих миров.

Глобальные корпорации не нуждаются в человеческом разнообразии: в идеале им нужны люди-роботы, делающие без устали свою работу во всемирных мастерских и странах, являющихся сырьевыми придатками для глобальной экономики.

В связи с этим целенаправленно вносятся изменения в системы образования, культуры и искусства, направленные на внедрение унифицированных способов общения людей преимущественно на одном языке (как правило, английском), унифицированных способов организации бытовой жизни (что проще всего организовать в мегаполисах) и таких способов организации досуга, способствующих формированию у людей унифицированных комплексов социальных инстинктов, позволяющих использовать их как биороботов-рабочих, биороботов-воинов, биороботов для обслуживания господ из стран постиндустриального мира. 

Таким образом, на этапе глобализации мы видим отчетливое проявление диалектического принципа борьбы и единства противоречий, когда, с одной стороны, в результате разделения труда увеличивается разнообразие человеческих сообществ, а с другой стороны, глобализация производства требует формирования людей с определенными комплексами единообразных качеств, поведение которых предсказуемо и управляемо.

Внедрение автоматизированных и автоматических способов организации производства и обеспечения жизнедеятельности приводит к тому, что появляется все большее количество так называемых «лишних людей», которые не нужны глобальным корпорациям и которые постепенно должны освободить жизненные пространства для представителей так называемого «креативного класса», которые организуют жизнь на Земле в соответствии со своими представлениями и предпочтениями.

Такого рода тенденции имеют глобальный характер и разворачиваются во всех странах, включая и страны «постиндустриального мира».

В связи с этим, кризис сферы занятости на Западе в определенной степени уже проанализирован научной мыслью. Вывод заключается в том, что «работать в современном мире не нужно, потому что бессмысленно и даже вредно».

Эта мысль парадоксальна только на первый взгляд, поскольку имеет под собой убедительные доказательства и отталкивается от реального рынка труда, который несет человечеству весьма мрачные перспективы.

Стабильный рост безработицы в странах «золотого миллиарда» спровоцировал бурный рост докладов, книг и научных исследований на тему того, что работа просвещенному человеку вообще не нужна. Это в викторианскую эпоху трудиться было престижно и прибыльно, а в нынешнее время труд не в чести.

К примеру, книга молодого британского социолога Дэвида Фрейна так и называется – «Отказ от работы». Философ Элизабет Андерсон озаглавила свое исследование сложнее – «Частные правительства: Как работодатели управляют нашей жизнью (И почему мы не говорим об этом)». А новейший труд историка Джеймса Ливингстона получил имя «Работы больше нет. Почему полная занятость – это плохая идея».

Благодаря этим ученым и их единомышленникам в современной философии сформировался новый влиятельный тренд – «антитруд» (anti-work).

Представители этого направления начинают свои исследования с резкой критики современного рынка труда со всеми его несправедливостями, после чего все как один приходят к выводу: раз уж современная работа так плоха и невыгодна, забудьте о работе, это старомодно, бессмысленно и некреативно. Все равно все вакансии скоро займут роботы.

Газета «Взгляд» отмечает, что столь грустным образом дела обстоят не только у пролетариата. Даже диплом университета перестал гарантировать престижную работу и высокую зарплату.

В 2017 году половина всех выпускников вузов Великобритании числились на позициях, «не предназначенных для людей с высшим образованием». Если называть вещи своими именами, они готовили кофе в «Старбаксе» и обзванивали людей в колл-центрах за минимальную почасовую зарплату.

В то время как число полноценных вакансий с отпуском и социальным пакетом падает, растет объем таких видов занятости, как подработка, почасовая оплата и работа на «удалёнке». Все это привносит в рынок дополнительную нестабильность – работающий человек живет не от зарплаты к зарплате, а от гонорара к гонорару.

«Прекариат» – новое название для граждан, обреченных на временные подработки. Звучит красиво, но в действительности выглядит довольно мрачно. Чтобы избежать увольнения и не попасть в ряды прекариата, люди вынуждены вкалывать как в последний раз и откровенно боятся взять отпуск или больничный.

Постоянный стресс приводит к заболеваниям. Западные медики уже официально сравнивают вред от пребывания на работе с вредом от курения.

Работа перестала приносить и моральное удовлетворение. Люди тихо ненавидят то, чем вынуждены заниматься.

Британский антрополог Дэвид Грэбер провел интересную параллель между моделью занятости в позднем СССР и современном западном мире. Теоретически в наше время должно было сбыться предсказание знаменитого экономиста Джона Кейнса об автоматизации производства и, как следствие, о 15-часовой рабочей неделе в развитых странах мира.

Вакансии на производстве действительно сократились (в современных США они составляют не более четверти всех рабочих мест), но в то же время возникло множество совершенно бессмысленных занятий.

Менеджеры и дилеры, стилисты и психотерапевты, коучи и финансовые аналитики, диетологи и пиарщики – позиции такого рода заняли три четверти рынка труда в Америке. Грэбер сравнивает переизбыток этих вакансий с полной занятостью в позднем СССР, где рабочие места создавались только для того, чтобы граждане не страдали от безработицы.

Как такое могло произойти в капиталистическом обществе? Почему «невидимая рука рынка» не вычистила все эти бессмысленные профессии?

Грэбер полагает, что власти специально развели этот офисный планктон, иначе безработное население устроило бы революцию.

При этом люди, занятые в столь идиотских профессиях (bullshitjobs, как выражается Грэбер), страдают от депрессии и чувствуют себя никому не нужными.

Таким образом, в настоящее время в условиях глобальной корпоративнокапиталистической экономики ситуация на рынках труда такова, что может привести к появлению движения против роботизации производства, появления новых «луддитов», пытающихся остановить неумолимый ход отмены индустриального способа производства, тотальной автоматизации и роботизации не только на производстве, но и в сфере услуг (транспортных, рекреативных, образовательных, медицинских и др.), в результате чего подавляющая масса людей утрачивает перспективы своего существования.

Это мрачное будущее, постепенно становясь реальностью, неумолимо надвигается на все страны мира, и нигде, ни в каком уголке Земного шара от него не спрятаться, т.к. в настоящее время все границы уже разрушены и человечество уже находится на грани превращения в один глобальный «человейник».

Таким образом, в историческом процессе присутствуют две противоположные тенденции – объединение людей в единый глобальный человеческий мир и, в то же время, превращение этого глобального мира в сложную систему, в которую входят человеческие миры более низкого уровня, каждый из которых также может представлять собою сложную систему, включающую в себя миры людей еще более низкого иерархического уровня организации глобальной суперсистемы человеческих миров.

В пределе, на самом низком уровне, можно рассматривать мир отдельного человека, который, впрочем, сам может рассматриваться как внутренний «космос» человека, т.к. строение внутреннего мира человека по своей сложности может быть сравнимо со сложностью глобальной суперсистемы человеческих миров – в связи с тем, что внутренние миры людей не существуют как автономные системы, а взаимодействуют друг с другом через своего рода «системную шину» – ноосферу.

Этот дуализм в развитии человеческих миров есть проявление всеобщего диалектического принципа развития – единства и борьбы противоположностей.

Это можно рассматривать наподобие тому, как в квантовой физике элементарные частицы существуют одновременно и как частица вещества, и как полевое (волновое) образование. Так и каждый человеческий мир можно рассматривать и как некое относительно автономное человеческое сообщество – как частицу глобального социума, так и как некое полевое образование, волнообразным образом вступающее в резонансные или антирезонансные взаимодействия с другими структурами глобального социума.

Выше мы говорили о том, что есть два основных подхода к проблеме множественности человеческих миров: первый, когда в ходе глобализации множественность миров будет заменена одним миром человекоподобных существ; второй, заключается в том, что множественность человеческих миров бережно сохраняется в форме сложной суперсистемы и эта множественность рассматривается как основной ресурс её дальнейшего развития. 

Нам представляется, что второй подход в большей степени соответствует природе Человека Разумного, со-творенного по воле и милости Создателя. Нам представляется, что второй подход в большей степени соответствует Божьему Промыслу, и в связи с этим следующая глава данной работы посвящена рассмотрению комплекса необходимых и достаточных условий для его реализации на новом этапе исторического развития человечества на Земле, в который оно, по сути дела, уже вступило.

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

https://ru.wikipedia.org/wiki/Разделение_труда.

Ученые доказали, что людям больше не нужно работать ‒ https://vz.ru/society/2018/1/29/905637.html.

Лудди́ты (англ. luddites) ‒ участники стихийных протестов первой четверти XIX века против внедрения машин в ходе промышленной революции в Англии. С точки зрения луддитов, машины вытесняли из производства людей, что приводило к технологической безработице. Часто протест выражался в погромах и разрушении машин и оборудования ‒ https://ru.wikipedia.org/wiki/Луддиты.

«Глобальный человейник» ‒ футурологический роман, антиутопия А.А.Зиновьева (1997). Роман повествует о том, как в ближайшем будущем изменится жизнь людей, их жизненные установки, их взаимоотношения друг с другом и окружающим миром. На фоне технологического прогресса сам человек тупеет, большую часть логических операций выполняют компьютеры и роботы. На фоне вседозволенности, развращенного секса и насилия разрушается институт семьи, между родственниками отсутствует эмоциональная теплота, дети являются дорогой и бесполезной обузой. Одной из проблем человечества является перенаселенность, лишние люди. В условиях массовой безработицы лишь единицы могут выстроить карьеру, но для этого нужно быть просто посредственным исполнителем и отказаться от отстаивания и развития своих идей. Большая часть людей остается невостребованными, бездомными - https://ru.wikipedia.org/wiki/Глобальный_человейник.