ЯЗЫК КАК СРЕДСТВО ОБЩЕНИЯ ЛЮДЕЙ

Даже язык первобытных людей выступал в первую очередь как средство регулирования совместной трудовой деятельности в коллективе, при этом широко использовались жесты.

Развитие челюсти и гортани у питекантропов, а затем у неандертальцев, говорит о довольно ограниченных возможностях формирования звуков. Но уже строение и размер черепа неоантропа, органов дыхания и полости рта были почти такие же, как у современного человека. Это свидетельствует о том, что язык был неотъемлемой частью первобытного человека.

В этот период человек был частью природы и язык происходил от чувств, страсти (passion).

«Язык первых людей, ‑ писал Руссо, ‑ был не языком геометров, как обычно думают, а языком поэтов», так как «страсти вызвали первые звуки голоса».

Звуки служили первоначально символами предметов, действующих на слух; предметы, воспринимаемые зрением, изображались жестами. Однако это было неудобно, и они стали заменяться звуками-предложениями; увеличение количества издаваемых звуков вело к совершенствованию органов речи.

«Первые языки» были богаты синонимами, необходимыми для выражения «богатств души» природного человека.

С возникновением собственности и государства возникла социальная договоренность, рациональное поведение людей, слова стали употребляться в более общем смысле. Язык из богатого и эмоционального стал «сухим, рассудочным и методическим».

Великий немецкий лингвист В.Гумбольдт высказал положение о том, что язык свойственен самой природе людей и представляет собою необходимое проявление, выражение духа народа.

Восприятие мира человеком осуществляется благодаря языку и предсказывается языком. Язык осуществляет процесс вербализации мира и тем самым устанавливает точку зрения людей на него.

В.Гумбольдт писал:
«… в каждом языке оказывается заложенным своё мировоззрение.
Если звук стоит между предметом и человеком, то весь язык в целом находится между человеком и воздействующей на него внутренним и внешним образом природой.
Человек окружает себя миром звуков, чтобы воспринять и усвоить мир предметов.
Это положение ни в коем случае не выходит за пределы очевидной истины. Так как восприятие и деятельность человека зависят от его представлений, то его отношение к предметам целиком обусловлено языком.
Тем же самым актом, посредством которого он из себя создает язык, человек отдаёт себя в его власть; каждый язык описывает вокруг народа, которому он принадлежит, круг, из пределов которого можно выйти только в том случае, если вступишь в другой круг. Изучение иностранного языка можно было бы поэтому уподобить приобретению новой точки зрения в прежнем миропонимании…».